Страна Моксель или открытие Великороссии

Журнали, посібники, довідники, енциклопедії, комп'ютерна книга.

Модераторы: TANECHKA, TEMA

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:52

9

Мы изучаем один за другим трагические периоды Русской Империи. И видим, как каждое событие фальсифицировалось в угоду великодержавной идеологии, как искажались факты, как из фальши делались далеко идущие выводы. Но любая ложь этой Империи всегда имела определенную цель. Раз она запущена, знать, что-то должна была обосновать.
Так произошло и с ложью о казанских татарах, историю завоевания которых настало время изложить. Определить, кто же они есть на самом деле, как появились в «сердцевине Великороссии», отчего порабощены одними из первых и почему «великороссы» так жестоко поступили с великим и древним народом.
Снова станем опираться на труды русских авторов, как писавших сотни лет назад, так и современных.
В 1946 году состоялась научная сессия при Академии Наук СССР, организованная Отделением истории и философии АН СССР, институтом языка, литературы и истории Казанского филиала АН СССР, проходившая 25 и 26 апреля в «великорусской» столице городе Москве. На сессии рассматривался вопрос о происхождении Волжских (Казанских) татар. Главный вывод научного форума, кстати, не обнародованный нигде в СССР, даже в Казани, был ошеломляющим для простого человека, верящего великорусской мифологии: татары, оказалось, вовсе не являются татарами. Они являются потомками и наследниками волжских булгар, живущими на Волге уже более тысячи лет. То есть, они являются народом более древним, нежели сами великороссы. Разумеется, последней фразы на сессии не произносили, и, возможно, даже побаивались этой мысли. Но истина ведь известна. И от этого не уйти.
На сессии было также установлено, что татары (т. е. булгары) по своему происхождению не имеют никакого отношения к монголо-татарам, покорившим древнее Суздальское княжество в жестоком XIII веке.
Возникает вполне законный вопрос: зачем же великороссам понадобилась наглая и тяжелая ложь? Как оказалось, ларчик открывается очень просто.
Истории Волжской Булгарии посвящены многочисленные работы и исследования. В нашем исследовании нет необходимости заниматься подробным изложением истории развития этого народа. Историки практически единогласны, что освоение булгарами Среднего Поволжья шло мирным путем, без военных столкновений. Булгары сооружали города, подводили к ним водопроводы, выращивали злаковые и бахчевые культуры, изготавливали ювелирные изделия, обрабатывали кожу и меха, вели оживленную торговлю со странами Востока, Юга и Европы. Булгары намного раньше англичан начали выплавлять чугун, откуда эту технологию вместе с инженерами позаимствовали московиты.
Путешественники тех времен, сообщают, что в Волжской Булгарии еще в те древние времена развивалась культура, работали мектебе и медресе, были свои ученые, историки, строители и мастеровые, имелись труды по различным отраслям знаний, писались стихи. Столица-город Булгар (находился в ста километрах от Казани) — была крупным по тем временам, центром торговли между Западом и Востоком.
И этноним «татары» в отношении коренных людей, живущих на Средней Волге, является историческим вымыслом и очередной ложью Российской империи. Выводы, сделанные на сессии АН Советской империи, стоявшей на страже интересов великороссов, как и романовская, были строго засекречены, тиражированы всего лишь тысячей экземпляров, и направлены строго по коммунистическим партийным каналам.
Казалось, зачем Сталину и его политическим приспешникам собирать этот научный форум? Мы ведь понимаем, что форум мог состояться и принять исторически верное решение только с согласия «великого вождя всех народов».
Ответ на вопрос прост: советская, как и русская историческая наука, — мощное орудие в деле стравливания народов. В течение 1944 года Сталин со своими подельниками, т. е. Политбюро и Правительством, выселил из исторической родины в Сибирские и Азиатские земли многие народы, в частности: крымских татар, чеченцев, ингушей, турок-месхетинцев, калмыков и т. д. Научная сессия Академии Наук и должна была вбить клин в среду мусульманских народов Союза, посеять рознь между ними, стравить «верных» и «неверных» татар.
Однако русские (советские) историки, даже после открытия истины о булгарском народе, в своих трудах о татаро-монгольском завоевании, под татарами подразумевают волжских Булгар. Читателю российской истории невозможно представить, что речь идет не о Казанских татарах — о других на Востоке от Москвы никогда ничего не говорилось. Так мыслит и современная русская элита. Ниже мы приведем рассуждения Солженицына на эту тему.
Мелкие, грязные фолы и «помарки» сопровождают Имперскую историю с первого дня ее появления. Давайте послушаем да почитаем «великорусского летописца» Н.М. Карамзина, его хвалебный вымысел, называемый «История государства Российского», писанный, как автор уже упоминал, в 1803–1825 годах. Сначала, однако, определимся: зачем Московии нужна была Казань и земли Казанского ханства?
«Россiя приступила къ апостольской дъятельности. На стънахъ Казани исламъ потерпълъ пораженiе… Въ матерiальном отношенiи Казань представляла цънное прiобрътенiе. Если она раньше и не угрожала Москвъ, то все же, находясь на среднемъ теченiи Волги, она преграждала путь на востокъ и препятствовала естественному развитiю ея».[268]
Глядите, как просто: на пути к завоеванию новых земель и нового грабежа на очереди стояла Казань с обширными и богатыми владениями. Знать, они и подлежали завоеванию. А найти оправдание — великороссам ума не занимать. Они оправдать умеют любое жестокое зло. Поглядите, полностью уничтожили в 1995 году, в век высочайшей цивилизации, город Грозный, и как с гуся вода. Даже не коробит, не тревожит совесть. Такое поведение великоросса — обычное поведение.
Даже автор, К.Валишевский, подтвердил: Казань в XV–XVI веках не угрожала Московии, как княжеству, и угрожать по своей мощи не могла. Знать причина только одна — приобретение богатства, земель и очередное порабощение народа. Завоевав булгар, нашли и «историческое обоснование».
«Наконецъ Казань была естественнымъ центромъ для многочисленныхъ дикихъ народностей — черемисовъ, мордвы, чувашей, вотяковъ, башкиръ, занимавшихъ оба берега Волги — нагорный и луговой».[269]
Поглядите, патриархально-дикая Московия, пытается унизить волжские народы. Они, мол, дикие! Так великороссы мыслят о себе и других. То, что мировые авторитеты имеют другое мнение — им наплевать.
Уничтожив Казанское Ханство, великороссы получили во владение Волгу от современных Чебоксар до Саратова. В том и состояла главная задача покорения Казани. Остальная словесная шелуха Российской империи и ее «писателей истории» надобна только для прикрытия этой весьма грязной цели.
А теперь вернемся все же к Н.М. Карамзину. Вот как он описывает те события:
«Казанцы не чувствовали своей слабости… они исчисляли все безуспешные приступы наши (московитов. — В.Б.) к их столице и говорили друг другу: «Не в первый раз увидим Москвитян под стенами; не в первый раз побегут назад восвояси, и будем смеяться над ними!».[270]
Я надеюсь, читатель ясно видит, кто кого пытался поработить в XVI веке, если даже Н.М. Карамзин, сфантазировав мысли жителей Казани, вынужден был признать о появлении москвитян в 1552 году под их стенами не впервые.
Обратимся к строгим фактам Истории, которых всегда боялись русские историки. Им больше нравилось вспоминать былины, рассуждать о богоизбранном народе, попросту говоря, мутить воду, да говорить, что так и было ранее. Что же нам говорит история? А говорит она следующее: в X–XIII веках булгары совершили на Киевские княжества 4 похода, а Киевские князья и их соплеменники — 10 походов; в XIV–XV веках уже московиты и ушкуйники не менее 7 раз «воевали» булгар. И воевали именно булгар, а не татар. Это соотношение сохраняется и в период Казанского ханства (или царства), когда московские войска в период с 1445 по 1552 год в ответ на 5 казанских походов совершили 11 вторжений, причем большинство из них заканчивалось под стенами Казани. Это данные из журнала «Родина» № 8 за 1994 год, стр. 28. Такова матушка-правда. И деваться от нее некуда. Жестокий захватчик виден невооруженным глазом.
«19 августа Государь (Иван IV. — В.Б.) с 150000 воинов был уже на Луговой стороне Волги».
«В сей день (20 августа. — В.Б.) войско увидело пред собою Казань… где стояла крепость с каменными мечетями и дворцом».[271]
Чувствуешь, уважаемый читатель, здесь речь-то идет не о диком и темном народе, как пытались нас убеждать сотни лет великорусские «сказатели истории». Нет! Еще Московия жила в примитивных деревянных срубах, а уже посягала на вполне развитое общество с прекрасными дворцами, строительство которых требовало серьезных и сложных знаний, умения, да и высокого уровня культуры.
А вот как Н.М. Карамзин описывает саму битву.
«В дыму, в огне непоколебимые Россияне отражали конницу, пехоту (естественно, казанскую. — В.Б.) сильным действием своих бойниц, ружейною стрельбою, копьями и мечами; хладнокровно шли вперед, втеснили Татар в город и наполнили его мосты неприятельскими телами… Но темнота не прекратила битвы; Казанцы до самого утра выходили и резались с нашими. Не было отдыха; ни воины, ни Полководцы не смыкали глаз. Иоанн (Иван IV. — В.Б.) молился в церкви (обрати внимание, читатель, где во время битвы за Казань находился Иван Грозный. — В.Б.) и ежечасно посылал своих знатнейших сановников ободрять биющихся…
Но войско наше в течение недели утомилось до крайности; всегда стояло в ружье, не имело времени отдыхать и за недостатком в съестных припасах, питалось только сухим хлебом…
Желая употребить все средства, чтобы взять Казань с меньшим кровопролитием, он (Иван Грозный. — В.Б.) велел служащему в его войске… Немецкому Размыслу (то есть инженеру) делать подкоп от реки Булака между Аталаковыми и Тюменскими воротами».[272]
Подкоп, уважаемый читатель, устраивался Немецким Размыслом для закладки порохового заряда и последующего взрыва. Автор этими словами напоминает, кто еще с тех времен приносил московитам инженерную мысль и познания. Как видим, и еще не раз увидим, все заимствовалось с Западной Европы, даже инженеры-специалисты. Свои-то высшие заведения появятся только через 200 лет. Хотя нам всю жизнь вбивали в голову, что Россия несла покоренным народам передовую науку и культуру. Послушаем автора далее.
«Тела неприятелей лежали кучами. Воеводы нашли там знатную добычу, ночевали и пошли далее, к Арскому городу, (вблизи Казани. — В.Б.) местами приятными, удивительно плодоносными, где Казанские Вельможи имели свои домы сельские, красивые и богатые. Россияне плавали в изобилии; брали, что хотели (они всегда и везде так поступали! — В.Б.): хлеб, мед, скот; жгли селения, убивали жителей (обрати, читатель, внимание — убивали мирных жителей, воины все были в Казани. — В.Б.), пленяли только жен и детей (здесь уточним: грудных и не выше — от земли до оси телеги. — В.Б.). Граждане Арские ушли в дальнейшие леса; но в домах и в лавках оставалось еще немало драгоценностей, особенно всяких мехов, куниц, белок. Освободив многих Христиан — соотечественников, бывших там в неволе.
Князь Александр через десять дней возвратился с победою, с избытком и с дешевизною съестных припасов, так, что с сего времени платили в стане 10 денег за корову, а 20 за вола. (Оттого и дешево, что награблено в татарских селениях! — В.Б.) Царь и войско были в радости…
Иоанн велел близ Арских ворот подкопать тарасы и землянки, где укрывались жители (Казани. — В.Б.) от нашей стрельбы; 30 сентября они взлетели на воздух. Сие страшное действие пороха, хотя уже и не новое для Казанцев, произвело оцепенение и тишину в городе на несколько минут…
Отчаянные Татары, сломленные, низверженные с верху стен и башен, стояли твердым оплотом в улицах, секлись саблями, схватывались за руки с Россиянами, резались ножами в ужасной свалке. Дрались на заборах, на кровлях домов; везде попирали ногами головы и тела… Наши одолевали во всех местах и теснили Татар к укрепленному Дворцу Царскому. Сам Едигер… бился… вдруг заметил, что толпы наши редеют; ибо Россияне, овладев половиною города, славного богатствами Азиатской торговли, прельстились его сокровищами; оставляя сечу, начали разбивать домы, лавки — и самые чиновники, коим приказал Государь итти с обнаженными мечами за воинами, чтобы никого из них не допускать до грабежа, кинулись на корысть. Тут ожили и малодушные трусы, лежавшие на поле как бы мертвые или раненые; а из обозов прибежали слуги, кашевары, даже купцы; все алкали добычи, хватали серебро, меха, ткани; относили в стан и снова возвращались в город, не думая помогать своим в битве.
Казанцы воспользовались утомлением наших воинов (Ай да Карамзин! Оказывается, воспользовались не вульгарным грабежом, а — утомлением! Такая вот ложь очень ценна и необходима для «великоросса» — она уводит от истины и оправдывает любую подлость. — В.Б.), верных чести и доблести (в разбое, оказывается, есть «честь и доблесть». — В.Б.); ударили сильно и потеснили их, к ужасу грабителей, которые все немедленно обратились в бегство, метались через стену и вопили: секут! секут!..
Город был взят и пылал в разных местах; сеча престала, но кровь лилася; раздраженные воины резали всех, кого находили в мечетях, в домах, в ямах; («Великороссы» вырезали в Казани все мужское население, как варвары, коими они и были в те времена. — В.Б.), брали в плен жен и детей или чиновников. Двор Царский, улицы, стены, глубокие рвы были завалены мертвыми; от крепости до Казанки, далее на лугах и в лесу еще лежали тела и носились по реке. Пальба умолкла; в дыму города раздавались только удары мечей, стон убиваемых, клик победителей».[273]
Н.М. Карамзин был пылким великороссом, состоявшим в услужении Империи и Государя. Он великолепно запустил свою порцию «примеса лжи» и вымысла в Историю Империи. Когда читаешь эти жуткие страницы (для великоросса — наслаждение), все время думаешь, какой страшной ценой платили народы за «собирание земли русской». Казанцы (булгары) только в битве 1552 года потеряли не менее 70 тысяч своих сынов и дочерей.
Но Н.М. Карамзин не был бы великороссом, если бы не попытался исказить факты и оправдать жестокое завоевание Казани. Вот какие слова он вкладывает в уста Летописца.
«Тщетно Иоанн возобновлял мирные предложения, приказывая к осажденным, что если они не хотят сдаться, то пусть идут куда им угодно, с своим Царем беззаконным, со всем имением, с женами и детьми; что мы требуем только города, основанного на земле Болгарской, в древнем достоянии России». (Том VIII, стр.219).
Вот так и не иначе! Что хотели — то и воротили. Любой вымысел являлся оправданием. Но очень ценно проследить, как менялось историческое обоснование права Москвы на покорение Казани. Как видим, царские и монастырские канцелярии Московии в XVI–XVII веках не мудрствовали особо и обосновывали эти жестокие завоевания принадлежностью «земли Булгарской» «древнему достоянию России». Мол, только приход на эти земли злых татар и не позволил Рюриковичам прибрать Волжскую Булгарию к рукам.
Вскоре появилось более универсальное объяснение. По той новой, не менее фальшивой, версии, мир являлся ареной жестокого противостояния христианства с язычеством, то есть нехристями, куда, естественно, относили и мусульман. И Московия, как «богоизбранный народ», — вспомните мысль о «третьем Риме» — имела «законное право» на занятие «пустынных» земель, заселенных богонеугодными народами.
По утверждениям великорусской элиты, как гражданской, так и церковной, только земли собранные жестокой кровью в «священные рубежи» являются землями добра и справедливости. Эта очевидная ложь живет до настоящего времени. Вспомните Чечню — там все плохо и жестоко, в России — хорошо и верно. Попытки освободиться от великорусских завоевателей всегда рассматривались, как покушение на территориальную целостность «святой и неделимой Руси». Этим духом пропитаны все великорусские писания, все «летописные своды» от «Казанской Истории» до «Никоновской летописи» и «Царственной книги».
Что же касается «священных рубежей», то со временем они расползлись: в Украину, Прибалтику, Казахстан, Кавказ, Сибирь и Среднюю Азию, а затем достигли планетарных масштабов, включая часть Германии, Польшу, Венгрию, Чехию, Словакию, Румынию, Вьетнам, Анголу, Эфиопию, Афганистан и т. д. Везде, куда приходила нога «собирателя земли русской», лилось море крови и слез. Сегодня появился, некто Жириновский, — новый «великоросс», мечтающий помыть свои грязные сапоги на новых «священных русских рубежах» в водах Индийского океана.
Так завоевание Казани положило начало исторической беспрерывности великорусских захватов, сначала освящаемых Русской церковью, а позже — идеями коммунизма. Сегодня в Чечне Русская Православная церковь снова отпускает грехи и поощряет убийства ради сохранения единства «земли русской». Какими бы благородными целями не прикрывались деяния по захвату Казани и порабощения ее людей, захватчик, то есть Московия, перед лицом истории выглядит деспотом и варваром.
А сейчас, уважаемый читатель, поглядим, как во время захвата Казани вел себя «царь» Московский Иван Грозный. Для современников — это очень ценно.
«Къ Ивану прискакалъ запыхавшiйся бояринъ: «Государь, время ъхать. Твои люди вступаютъ въ сраженiе съ татарами и твой полкъ ожидаетъ тебя»… Но Иванъ съ важностью отвъчалъ однимъ из тъхъ текстовъ священнаго писанiя, запасъ которыхъ люди его времени и умственнаго развитiя хранили въ своей памяти. Онъ говорилъ о пользъ продолжительныхъ молитвъ и не двигался съ мъста. Явился новый гонецъ. Наступающiе войска ослабъваютъ; татары берутъ верхъ; присутствiе государя во главъ войска необходимо… Иванъ испустилъ глубокiй вздохъ, изъ глазъ его полились обильныя слезы, и онъ громкимъ голосомъ просилъ о небесной помощи…
Будущій глава опричнины не былъ трусомъ. Онъ былъ просто достойнымъ потомкомъ московскихъ князей, собиравшихъ Русь, но не на поле битвы, не подвигами храбрости, а путемъ темныхъ интригъ, торгашества и скопидомства, путемъ хитростей и стоическихъ униженiй. Ученики восточныхъ государей усвоили азiатскiя наклонности к нъгъ, презреніе къ тълеснымъ усилiямъ. Сражаться, наносить удары и рисковать въ свою очередь подвергнуться имъ — это не дъло государя, для этого у него есть подчиненные. Онъ повелъваетъ, посылаетъ людей на смерть и — молится.
Бояре же, окружавшiе Ивана, смотръли нъсколько иначе. Вполнъ возможно, что кто-нибудь изъ нихъ пытался даже силой вовлечь государя въ битву. Но ему еще нужно было приложиться къ чудотворному образу Сергiя, выпить святой воды, съъсть просфоры, получить отъ своего духовника благословенiе, испросить у священнослужителей отпущенiя гръховъ, прежде чъмъ «идти пострадать за истинную въру»… Но и теперь, по свидетельству Курбскаго, противъ которого самъ Иванъ не нашелъ возможнымъ возражать, насилу удалось заставить царя двинуться впередъ: бояре должны были взять лошадь его подъ уздцы…».[274]
Таков был царь Иван IV: трус, как и его предки.

После завоевания Казанского Ханства, в кровь великороссов влилась обильная порция крови казанцев. Но так как мы своим романом-исследованием не сумеем изменить вымышленное великороссами название булгарского народа, то приходится вернуться к существующему названию — татары. Хотя автор считает — необходимо вернуть историческую справедливость и опровергнуть ложь империи. Однако это дело самого народа. Как он решит, тому и быть.
После окончательного присоединения Казанского Ханства к Московии, московиты провели жесткое и насильственное вовлечение татарского народа в христианскую религию. Н.М. Карамзин в своей книге, том VIII, на страницах 227–228 пишет:
«Чувство государственного блага, усиленное ревностию Веры, производило в победителях общий, живейший восторг, и Летописцы говорят о сем завоевании с жаром Стихотворцев (читатель понимает насколько честны и достоверны труды сих «Летописцев»! — В.Б.), призывая современников и потомство к великому зрелищу Казани (т. е., ее падению. — В.Б.), обновляемой во имя Христа Спасителя, осеняемой хоругвями, украшаемой церквами Православия».
Значительная часть выкрещенных татар с 1552 года вплоть до XX века слилась, или, вернее будет сказать, влилась в нацию великороссов. Кстати, от них и других, влившихся в состав великороссов, тюрков, начиная с XIII–XVI веков, ведут свою родословную более 25 % русских дворян. Даже при очень беглом ознакомлении с Бархатной Книгой родословия русских дворян, можно назвать сотни фамилий имеющих булгарское (а в великорусском понимании — татарское) происхождение. Хочется напомнить великорусской элите, так пекущейся сегодня об историческом величии своей нации, фамилии татар, принесших славу империи: Аракчеев, Бунин, Грибоедов, Державин, Достоевский, Енгаличев, Кантемир, Куприн, Милюков, Плеханов, Панаев, Потебня, Рахманинов, Салтыков-Щедрин, Тургенев, Тимирязев, Тенишев, Урусов, Шереметьев, Шаховский, Чаадаев, Ширинский-Шахматов и т. д.
Автор не приводит сотни фамилий дворян, выходцев из обрусевших представителей Золотой Орды, типа: Юсуповых, Годуновых, Черкасских. Как не приводит фамилии великорусского дворянства, вышедшего из украинского, немецкого, еврейского, польского, грузинского, латышского и других народов. Если внимательно приглядеться, то на долю самих великороссов среди дворянства, то есть, знати, остается с «гулькин нос».
И дабы великороссы не обвиняли автора в предвзятости, мол, искажает исторические факты, приведу цитату, которая вчистую опровергает обоснование покорения Казани Москвой, как пришлого на берега Волги народа. Жители Казани — булгары — древние хозяева средневолжской земли, а пришелец — московит был всего лишь жестоким поработителем. Вот что писал Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона в 1902 году: «В науке до настоящего времени название татары совершенно опровергнуто в применении к монголам и тунгусам и оставлено только за теми тюркскими по языку народностями, почти всецело ныне входящими в состав российской Империи, за которыми оно сохранилось по историческому недоразумению, в отличие от других тюркских народностей, носящих самостоятельно историческое название (киргизы, туркмены, сарты, узбеки и т. д.)».
Настало время эту правду осознать всем, и великороссам в том числе. Автор предыдущим предложением собирался закончить исследование завоевания Казани Московским князем Иваном Грозным. Но как раз в те дни, а конкретно — 13 марта 1995 года, по первой программе московского телевидения шла передача «встречи с Солженицыным», где за столом сидели и разглагольствовали два современных великоросса: Солженицын А.И. и Лукин В.П. (бывший посол России в США, уволенный с этой должности). Поражала имперская направленность мышления этих людей.
В передаче речь шла о «плохой» жизни русских людей в Литве, Латвии, Эстонии. Хорошо уже, что два серьезных мужа не назвали эти страны Ливонией. А ведь история Империи до настоящего времени войны Ивана Грозного именует — ливонскими войнами, в то время когда, в действительности, Московия воевала с Польшей, Великим Литовским Княжеством и Швецией. Читатель понимает, почему древние земли Литвы, Латвии и Эстонии были прозваны Ливонией. Таким хитроумным зигзагом великороссы прибирали к рукам не земли Литовского или Шведского государства, а земли несуществующего народа. Да и позора поменьше, ведь побила Москву не Польша, Швеция и Литва, а какая-то мифическая Ливония. Все та же ложь во имя Империи.
Но вернемся к Солженицыну и Лукину, которые после поддакивания друг другу пришли к выводу, что Балтийские народы не имеют исторического права плохо относиться к русским людям, живущим в их странах. Да еще и требовать с России, чуть ли не контрибуцию за захват в былые времена их земель. Обычная логика великоросса: любите и уважайте, а то вам же будет хуже.
Но здесь господин Солженицын выдал особые «шедевры», позабыть которые невозможно. Он заявил, что в таком случае, мы, Россия, имеем право истребовать компенсацию с татар казанских, покоривших нас во времена татаро-монгольского нашествия.
Великая ложь живет и поныне!
Думаете, господин Солженицын не знает исторической правды? Знает! Это не тот человек, который не знает простых истин. Но ложь Российской Империи не умрет собственной смертью. Она всегда будет нужна державникам-солженицыным, мечтающим о возрождении «великой и неделимой Руси».
Не стоит никому заблуждаться на этот счет.
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:53

10

По своим далеко идущим последствиям год 1552-й стал поистине для Московии переломным. Именно с завоевания Волжской Булгарии Московский князь Иван IV отчетливо осознал все преимущества своего нового положения — Крымского сателлита.
Мы никогда не должны забывать, что покорение Казани и Астрахани Московия осуществила с согласия Крымской Орды. Признав себя младшими братьями рода Гиреев, Московские князья не просто признали Крымских Ханов своими Царями, но одновременно заимели поддержку и покровительство Царствующих Гиреев, а также определенные права и обязанности по «собиранию земли золотоордынской» в новое единое государство во главе с наследниками рода Чингисидов — Гиреями.
Хотя Иван IV с 1547 года стал величать себя Царем, это положение никак не изменило, на первых порах, его зависимости от Крымских Ханов.
В Московских Церквах и после прихода Ивана IV к власти, продолжали молиться за единого Царя — великого Крымского Хана. На втором месте стали упоминать и своего Ивана.
Хан Гирей даже поощрял и приветствовал военные действия Ивана IV, так как перед родом Гиреев стояла первейшая задача — собрать воедино владения Великой Золотой Орды. Московский Князь, с позволения Крыма, этим и занимался.
Мы помним, что после разгрома Большой Орды Крымским Ханом в 1502 году, именно Гиреи, как победители и наследники Чингисидов, стали Царями в Новой Орде. Московия с этим согласилась. А дед Ивана Грозного — Иван III, в знак своего согласия на передачу титула Царя Крымским Гиреям и своего вассального положения перед Крымским Ханом, принес на Библии присягу на верность новой династии Царей. И сии слова не простые и бездоказательные утверждения. Вспомним, Московия платила дань Крымскому Ханству, как своему Суверену и Хозяину, до 1700 года.
Послушаем русского историка:
«Но турки были страшно истощены (к 1700 году беспрерывными войнами. — В.Б.) и заключили мир, уступили России Азов со всякими старыми и новыми, уже построенными Петром городками; а крымский хан должен был отказаться от дани, которую до сих пор платила ему Россия (!!) под благовидным названием поминков или подарков».[275]
Таково «величие и царствование» Московии в конце XVI века: платили дань Крыму, как и Золотой Орде и при князе, и при так называемом Царе. Но русские имперские историки отчаянно врали, обходя молчанием зависимость Москвы от Крымского Ханства, дабы скрыть унижение, явно опровергающее сам факт независимого существования Московии, как Царства, в XVI веке.
Однако, будучи вассалом Крыма, Московия в этом положении имела и выгоду. Крымские Ханы оказывали Московии постоянную военную и политическую поддержку, в так называемой Ливонской войне. Именно в результате поддержки Крыма, войска Ивана Грозного в начале войны одерживали одну победу за другой.
Кстати, вспомним: в 1561 году Московия получила так званую ложную грамоту Константинопольского Патриарха, где Ивана IV признали прямым наследником Византийских Императоров. То ли эта лживая грамота стала сочинением Московских церковных Владык, то ли за деньги ее сочинили в Константинополе без ведома Вселенского Священного Собора. Не суть важно. Сам факт посягательства Ивана IV на наследие древнего титула Византийского Кесаря зафиксирован 1561 годом.
Естественно, в течение нескольких лет об этом посягательстве Московского Князя донесли Крымскому Хану, который вполне обоснованно считал Ивана IV своим подданным. И вполне понятно, что Хан Гирей тотчас потребовал от Ивана IV ответа.
Обрати, читатель, внимание: с 1473 года, когда Иван III на Библии принес присягу Крымским Гиреям, до 1563 года между Крымской Ордой и Московией не существовало серьезных разногласий. Я уже упоминал, что Крымский Хан даже бровью не повел, когда Иван Грозный в 1552 году поработил Казанское, а позже, в 1554 году, — астраханское Ханство.
Но с 1563 года отношения между Московией и Крымским Ханством стали резко меняться. А в 1570 году турецкий Султан даже потребовал вхождения Московии в состав Османской Империи.
Послушаем:
«С 1563 по 1570 г. Иванъ напрасно старался предотвратить татарское нашествiе… Безуспешно послы его, как Нагой и Ржевскiй, являлись к хану с миролюбивыми речами и великолепными подарками…Но султан потребовал возвращенiя Казани и Астрахани и признанiя Московскаго государства подвластным Порте».[276]
Хитрая изворотливость Ивана IV не помогла. Хан Гирей, при поддержке турецкого Султана, решил проучить строптивого клятвопреступника, посягнувшего на титул Царя. И в 1571 году войска Крымского Хана двинулись в Московию. Московские князья, как всегда, встречали войска татар на рубежах своих владений, то есть на рубежах Оки. Однако Крымский Хан обошел московские войска, стоявшие на Оке, и двинулся форсированным маршем прямо к Москве.
Русские штатные «писатели истории» постоянно убеждали читателей в том, что эти «дикие татарские варвары» приходили в Московию, дабы учинять грабежи и разбои. Они избегали давать объяснение татарским нашествиям. Такими нехитрыми, но откровенно нечестными методами снималась ответственность с Московских Князей за творимые по их вине разбои. В данном случае Крымский Хан пришел наказать вассала-данника за обычное неповиновение.
Послушаем, как об этом событии поведал читателям Н.М. Карамзин.
«Хан, вооружив всех своих Улусников, тысяч сто или более, с необыкновенною скоростию вступил в южные пределы России (Обычная ложь. В 1571 году России еще не существовало. Была лишь Московия. — В.Б.)… Хан… приближился к Серпухову, где был сам Иоанн с Опричниною. Требовалось решительности, великодушия; Царь бежал!.. в Коломну, оттуда в Слободу, мимо несчастной Москвы; из Слободы к Ярославлю, чтобы спастися от неприятеля… Но Воеводы Царские с берегов Оки, не отдыхая, приспели для защиты… заняли предместия Московские… На другой день, Мая 24, в праздник Вознесения, Хан подступил к Москве — и случилось, чего ожидать надлежало: он велел зажечь предместия. Утро было тихое, ясное. Россияне (Московиты. — В.Б.) мужественно готовились к битве, но увидели себя объятыми пламенем; деревянные домы и хижины вспыхнули в десяти разных местах. Небо омрачилось дымом; поднялся вихрь, и через несколько минут огненное, бурное море разлилось из конца в конец города с ужасным шумом и ревом. Никакая сила человеческая не могла остановить разрушения; никто не думал тушить; народ, воины в беспамятстве искали спасения и гибли под развалинами пылающих зданий или в тесноте давили друг друга, стремясь в город, в Китай, но, отовсюду гонимые пламенем, бросались в реку и тонули… Хан, устрашенный сим адом, удалился к селу Коломенскому. В три часа не стало Москвы; ни посадов, ни Китая-города; уцелел один Кремль, где в церкви Успения Богоматери сидел Митрополит Кирилл с святынею и с казною(!!!); Арбатский любимый дворец Иоаннов разрушился. Людей погибло невероятное множество; более ста двадцати тысяч воинов и граждан, кроме жен, младенцев и жителей сельских, бежавших в Москву от неприятеля; а всех около осьмисот тысяч. Главный Воевода, Князь Бельский, задохнулся в погребе на своем дворе… Давлет-Гирей…привел в Тавриду более ста тысяч пленников…
(Только. — В.Б,) 15 июня он (Иван IV. — В.Б.) приближился к Москве и остановился в Братовщине, где представили ему двух гонцов от Давлет-Гирея, который, выходя из России (Московии. — В.Б.), как величавый победитель желал с ним (Иваном IV. — В.Б.) искренно объясниться… На вопрос Иоаннов о здравии брата его, Давлет-Гирея, чиновник Ханский ответствовал: «Так говорит тебе Царь наш:…Я везде искал тебя, в Серпухове и в самой Москве; хотел венца с головы твоей: но ты бежал из Серпухова, бежал из Москвы — и смеешь хвалиться своим Царским величием, не имея ни мужества, ни стыда!.. снова буду к тебе….если не сделаешь, чего требую, и не дашь мне клятвенной грамоты за себя, за детей и внучат своих». Как же поступил Иоанн?.. Бил челом Хану»…[277]
Как бы ни старался Н.М. Карамзин в излишнем многословии утопить суть событий, факт остается фактом: Иван Грозный все же ударил челом Хану Давлет-Гирею; по всей видимости, дал так называемую «клятвенную грамоту за себя, за детей и за внучат своих», как давали подобные клятвы все его предки, хотя «писатель истории» об этом событии умалчивает. Так род Московских Рюриковичей до последнего своего колена оставался в вассалах у Ханов Орды.
Как всегда, обращает на себя внимание трусость Московских князей, удирающих в лесные дебри от Ханов Орды. Глядите, какую выдающуюся когорту Московских князей — бегунов дал род Рюриковичей Московии: здесь и сыновья Александра Невского и Димитрий Донской, и Иван III и Иван Грозный, и все прочие, которых упоминать не хочется.
Все же, уважаемый читатель, нам снова необходимо вернуться ко времени правления Ивана IV.
Все русские историки или скороговоркой, или с юмором повествуют о сложении Иваном IV в 1574 году титула Царя.
Великороссы-державники снисходительно доказывают нам, что произошла то ли шутка, то ли обычное недоразумение и на этом утверждении заканчивают серьезный анализ неординарного события. Просто диву даешься, когда читаешь множество страниц, воспевающих «восшествие» Ивана IV в 17-летнем возрасте на «Царский престол» и когда видишь полнейшее забвение об отречении от «Царского звания» в зрелом возрасте — 44 лет.
Читатель ни у одного русского историка не найдет анализа взаимозависимости этого поступка Ивана Грозного с ходом исторических событий тех времен. Как будто отречение от Царского титула произошло без каких-либо причин. А ведь произошло то, что должно было случиться: самозванцу, как и положено, попросту повелели сбросить не принадлежащую ему «Шапку Мономаха».
События семидесятых годов XVI века складывались для Московии и Князей очень непросто. Узнав о желании Ивана IV уйти из подданства Крымского Ханства, Гиреи нанесли Московии жесточайший удар с юга в 1571 году. В результате Крымского удара, Московия потеряла около одного миллиона человек убитыми и плененными.
Не забудем: и сам Иван Грозный к тому времени, в процессе собственного разбоя, кровавой и вакханалии, уже погубил не менее 1,5 миллиона человеческих жизней. Очень страшные опустошения на Московскую и Новгородскую земли принесла прокатившаяся по ним в 1566 году чума, или, как ее прозывали в те времена, — язва.
На Севере Московия надолго застряла, в так называемой Ливонской войне. Война пожирала все новые и новые, и без того скудные, материальные и человеческие ресурсы.
Потери Московии за время правления Ивана IV, к середине семидесятых годов XVI века, составили почти половину населения. Ресурсов для ведения захватнических войн, как видим, становилось все меньше и меньше. Иван Грозный все же нашел выход, как пополнить собственную казну материальными ресурсами, деньгами и «пушечным мясом». Он в 1580 году принудил Русскую церковь принять грамоту об изъятии из ее владений части земель, имущества, сел и приписанных к ним крестьян-рабов и передаче их во власть «Московского государя».
Как видим, церковные Владыки отнеслись с пониманием к бандитской нужде Московского князя. Однако даже и при этом решении, Московия не могла себе позволить вести войну на Юге и на Севере. Перед ней, после нашествия на Москву Крымского Хана, встал стратегический вопрос. Где продолжать войну: на Севере или на Юге? С кем объединиться: то ли, как деды и прадеды объединиться с Ханской Ордой, то ли — с европейскими странами против Орды?
Кровное тристапятидесятилетнее родство с Ордой, ордынский московский инстинкт, повелели склонить, как обычно, шею перед наследниками рода Чингисидов. То есть, было принято решение оставаться в родстве с Крымским Ханством.
Необходимо помнить — Крымское Ханство могло поддержать Московию в Ливонской войне и обезопасить ее южные и юго-западные границы только при одном условии: Москва и ее Князь должны были остаться вассально зависимыми, то есть, подданными рода Крымских Гиреев. И, как мы понимаем, это условие вассальной зависимости было принято.
Не следует забывать, что Хан Давлет-Гирей пообещал, в случае отказа Ивана IV принять его условия, снова явиться с войсками в Московию.
Читатель понимает, что второго подобного удара Московия бы, попросту, не выдержала. Татары могли ее опустошить до самого Новгорода.
Вот эту связь событий русские «писатели истории» не просто осознанно упустили при изложении, они сии события исказили и запутали до неузнаваемости. Отчего и публичный отказ Ивана Грозного от титула Царя, последовавший в 1574 году, подали читателю за оригинальную шутку.
Итак, в 1574 году, через 3 года после удара Хана Давлет-Гирея по Москве, именно в том году, когда можно было ожидать повторного удара, Иван IV публично сложил с себя титул Царя-наследника Византийского. Касимовский Хан, татарин Саин-Булат, или в крещении — Семен Бекбулатович (а был ли он крещен — неизвестно) был возведен на Московское царство. Саин-Булат принял Царский титул по всем полагающимся канонам: в Церкви, в присутствии церковных Владык, после снятия титула Царя с Ивана IV.
Это событие явилось не шуткой, не глупой прихотью Ивана Грозного и церковных Владык Московии. Сей поступок Московской власти, явился вынужденным и вполне осознанным. С этого времени Иван Грозный потерял свой фальшивый титул и стал именоваться, как и его предки, — Московским Князем. Актом отречения Иван Грозный и Московские Иерархи продемонстрировали Крымским Гиреям и Оттаманской Порте, что Иван IV не претендует на первенство в роду Чингисидов, так как и Саин-Булат происходил из Царского рода; что это титул чисто внутренний, так как Саин-Булат и раньше именовался Царем Казанским. Демонстративно подчеркивалось — раз Казань вошла в состав Московии, то и титул Царя сохранился за Касимовским Ханом. Лишь вместо Казанского стал величаться Московским. А Иван Грозный, раз вы не желаете — останется со своим отчим титулом Московского Князя.
Тотчас же, после отречения Ивана IV от Царского титула, было снаряжено великое, со многими дарами, посольство в Крым, дабы доложить Гиреям о сих событиях, дабы все объяснить и покаяться в возникшем ранее недоразумении. Мол, Иван IV никогда и не думал оспаривать Ваше Царское первенство в династическом роду Чингисидов.
Вот как Иван IV напутствовал своего посла, отправляя к Хану, через три года после отречения. Даже через три года продолжал оправдываться.
«…вести себя смирно, убегать речей колких, и если Хан или Вельможи его вспомянут о временах Калиты и Царя Узбека, то не оказывать гнева, но ответствовать тихо: не знаю старины; ведает ее Бог и вы, Государи!».[278]
Как видит читатель, и предпоследний представитель московского рода Рюриковичей отчетливо сознавал свое древнее зависимое родство от великих Чингисидов. Старая родственная зависимость от Чингисидов и похоронила домогание Ивана IV на Царский титул Византии. Гиреи поставили Ивана IV в тот династический ряд и на то место, где ему и полагалось находиться. Это значительно позже русская правящая элита сочинила иное, пытаясь выдать ложь за правду.
В 1577 году умер воинственный Крымский Хан Давлет-Гирей. На Ханский престол вступил его сын — Магмет-Гирей, который в очередной раз, как и его предки, принял Ивана IV и всю Московию в вассальное подчинение Орде.
«Иоанн спешил отправить к нему (Хану Магмет-Гирею. — В.Б.) знатного сановника, Князя Мосальского, с приветствием, с богатыми дарами (данью! — В.Б.), каких дотоле не видала Таврида, и с наказом весьма снисходительным…: «Бить челом Хану; обещать дары (дань! — В.Б.) ежегодные… вести себя смирно…». Столь домогался Иоанн найти сподвижника в новом Хане…».[279]
И нашел «сподвижника»: Московия сделала выбор в пользу войны на Севере. Совместно с Ханскими войсками Иван Грозный развернул новые военные действия, в так называемой Ливонии.
Читателю напомню: Ливонский Орден прекратил свое существование еще в 1561 году. Его земли были разделены между Швецией, Великим Княжеством Литовским и Данией. И, естественно, Московия вела войны не с мифическим Ливонским Орденом, а с Польшей, Швецией и Великим Княжеством Литовским.
Уже в 1577 году татарские войска оказывали помощь московским в Ливонской войне. Естественно, русские историки об этой помощи умалчивают. Но подобное явление недомолвок и откровенной лжи являются обычными и вполне естественными в Русской Имперской истории. Войска татар стали хаживать на Север вместе с войсками московитов, а до московитов — с войсками Ростово-Суздальских князей, начиная с походов на Новгород Александра Невского, проторившего туда дорогу совместно с конницей Золотой Орды, сопровождавшей татаро-монгольских чисельников. Так что Иван Грозный в этом вопросе всего лишь наследовал своих княжих предков, ничего не придумав нового.
Послушаем Н.М. Карамзина.
«Наконец они выступили, дав время изготовиться неприятелю и Литовцам соединиться с Шведами, осадили Венден и через несколько дней (21 октября) (1577 года. — В.Б.) увидели неприятеля за собою (то есть, в тылу. — В.Б.)… Долго бились мужественно; но худая конница Татарская в решительный час выдала нашу пехоту и бежала. Россияне (Московиты. — В.Б.) дрогнули, смешались, отступили к укреплениям… но первый вождь Московский, Голицын, Окольничий Федор Шереметьев, Князь Андрей Палицкий, вместе с Дьяком Щелкаловым… в бездумии страха уже скакали на борзых конях к Дерпту, оставив войско ночью в ужасе, коего следствием было общее бегство… Добычею победителей были 17 пушек, весь обоз и множество коней Татарских…».[280]
При каждой неудаче в войне русские историки всегда винили, так называемого «дядю»: то ли врага, неожиданно напавшего на «славных наших воинов», то ли дрогнувших в бою союзников, то ли еще кого-то или что-то. Московит никогда не был виновен в поражении. Таков парадокс «сказания российской истории». Но вернемся к событиям Ливонской войны.
Несмотря на татарскую военную помощь, начиная с 1577 года начался быстрый закат московских успехов в Ливонской войне.
В 1576 году на престол Короля Польши был избран выдающийся полководец, венгр Стефан Баторий, который буквально в течение пяти лет, то есть до конца 1581 года, полностью изгнал московитов из Балтийских земель и даже осадил древний город Киевской Руси — Псков.
Читатель должен помнить, что к 1581 году славянский этнос Пскова был полностью уничтожен; редкие люди, сохранившиеся в живых, были выловлены и переселены в дальние Московские финские уделы. Так что, на сей раз, сопротивлялся войскам Стефана Батория пришлый московский люд, поселенный в славянской обители Московскими Князьями Василием III и Иваном IV.
Интересен сам по себе национальный состав войск Ивана Грозного и Стефана Батория, принимавших участие в Ливонской войне. Он лишний раз засвидетельствовал, что к концу XVI века Московия не являлась славянской обителью, а была заселена преимущественно финно-татарским этносом. Необходимо помнить — то было начало периода, когда по утверждениям русских историков, формировался «великорусский» народ, как таковой.
Сошлемся все на того же Н.М. Карамзина.
«…Иоанн… в общем совете Бояр и Духовенства объявил, что настала година великого кровопролития; что он… идет… на землю Немецкую и Литовскую; двинул все полки к западу;…кроме Россиян (Московитов. — В.Б.), Князья Черкесские, Шевкальские, Мордовские, Ногайские, Царевичи и Мурзы древней Золотой Орды, Казанской, Астраханской день и ночь шли к Ильменю и Пейпусу».[281]
Таким был состав Московских войск в 1577 году.
Читатель должен понимать: за каждым из Князей и Мурз древних татаро-монгольских родов, осевших в Московии, стояли войсковые соединения и дружины. Надобно также помнить, что в длинном перечне Ивановых войск отсутствуют многие другие татарские названия, например, не упомянуты войска: Касымовских, Булгарских и Тульских татар, которые дислоцировались в непосредственной близости от самой Москвы. Обращаю внимание читателей еще на два очень существенных момента, отраженных в вышеприведенной цитате.
Первое, как видим, в военных советах Московитов всегда принимали участие Иерархи Русской Православной церкви, благословляя и поощряя военные завоевания, пролитие крови, грабеж чужого имущества, и жестокий разбой. Читатель не найдет у Н.М. Карамзина фактов осуждения Русской церковью разбойных захватов чужих земель и чужого имущества. Наоборот, Церковь всегда требовала свою долю из захваченного чужого добра и чужих земель. Русская Православная церковь к началу XVII века была единственной в Европе, которая в своем владении имела рабов-крепостных. Отсюда каждому должен быть понятен уровень культуры и христианской морали, существовавший в этой Церкви в те времена.
И второе, во времена Иоанна Грозного, и позже, московиты ясно представляли себе, что на берегах Балтийского моря нет «земли русской». Иван IV устраивал «годину великого кровопролития» в «земле Немецкой и Литовской».
А вот национальный состав войск Батория.
«Войско Стефаново… было составлено из… Немцев, Венгров, Ляхов, древних Славян Галицких, Волынских, Днепровских, Кривских и коренных Литовцев; Баторий… объявил, что извлекает меч на Царя Московского, а не на мирных жителей (Балтии и Московии. — В.Б.)…».[282]
Как видим, даже сам Н.М. Карамзин вынужден был признать, что к концу XVI века славяне от Новгорода и Пскова до Днестра и Днепра ясно обозначили свою антимосковскую политику, так как видели в Московии жестокого Ордынского наследника и преемника.
Надобно напомнить читателю, что все Европейские страны абсолютно не признавали за Московским Князем его Царский титул. Они знали фактическую родословную рода Московских князей и откровенно обвиняли московитов в элементарной лжи и в неподобающих измышлениях.
В XVI веке в великом Литовском княжестве, в Украине, еще проживали князья старшей династии Рюриковичей, стоявших в династическом ряду значительно выше Московских Рюриковичей. К одному из этих родов относилась династия Князей Острожских, кстати, доблестно сражавшихся против Московии и московитов. Мы об этом еще поговорим.
Послушаем русских историков.
«Стефан писал (из Вильны, от 26 июня), что наша… (московская. — В.Б.)… грамота есть подложная; что Бояре Московские обманом включили в нее статью о Ливонии; что Иоанн, говоря о мире, воюет сию землю Королевскую и выдумал басню о своем происхождении от Кесарей Римских; что Россия (Московия. — В.Б.) беззаконно отняла у Литвы и Новгород и Северские области, и Смоленск и Полоцк».[283]
И далее:
«Хвалишься своим наследственным Государством, — писал Стефан: — не завидую тебе, ибо думаю, что лучше достоинством приобрести корону, нежели родиться на троне от Глинской, дочери Сигизмундова предателя (Напоминание о матери Ивана Грозного, сбежавшей из Литвы. — В.Б.)… Осуждаешь мое вероломство мнимое, ты, сочинитель подложных договоров, изменяемых в смысле обманом и тайными прибавлением слов, угодных единственно твоему безумному властолюбию!».
«Баторий не хотел далее говорить с нашими (московскими. — В.Б.) Послами, выгнал их из своего… стана и с насмешкою прислал к Иоанну изданные в Германии (уже в те времена! — В.Б.) на Латинском языке книги о Российских (Московских. — В.Б.) Князьях и собственном его царствовании в доказательство, что древние Государи (Князья. — В.Б.) Московские были не Августовы родственники, а данники Ханов Перекопских».[284]
Стефан Баторий напомнил Ивану Грозному, что еще его дед Иван III, как и все его предыдущие предки, «слизывали кобылье молоко с грив татарских лошадей».[285]
Я надеюсь, читатель понимает, что Баторий всего лишь говорил правду, не очень нравившуюся русской правящей элите, пытавшуюся ложью и подтасовками прихватить Византийское наследие. Как мы видели, ни Европа, ни Крымская Орда лживого притязания Московии не приняли.
А как хотелось «русским державникам» царского величия уже со времен Ивана Грозного. «Величие» оказалось всего лишь мыльным пузырем.
Однако вассальная повинность Московии и Ивана IV перед Крымской Ордой и родом Гиреев подтверждена не только Европой, но и чисто русскими источниками. В частности, эту истину поведал нам профессор Московского университета С.М. Соловьев, когда коснулся мира, заключенного с Турцией в 1700 году. О чем мы уже писали.
Русские историки сочиняли Историю Империи очень хитро: лишь при победах и достижениях они вскользь упоминали о былых унижениях. Когда же излагали материал о самом периоде унижения и позора, тогда в великом словоблудии прятали даже очевидную истину. Это важнейшее правило «писания» и «изложения» Русской имперской истории было выработано в Екатерининское время, поставлено под царский надзор и цензуру и соблюдалось до Горбачевских времен Империи, то есть до 1980-х годов.
Вспомним, именно Указом от 4 декабря 1783 года Екатерина II повелела «создать комиссию под начальством и наблюдением графа А.П. Шувалова для составления записок о древней истории преимущественно России». Как видим, речь шла именно о сочинении Российской Имперской истории, для чего и «составлялись записки», сведенные в так называемые «летописные своды». Последнее слово при «составлении записок» оставалось за Императрицей. Вот таким образом «испекли» историю государства Российского, не сохранив ни единого оригинала древних летописей.
Кстати, дабы доказать эту неоспоримую истину требуется всего лишь произвести независимую экспертизу бумаги и чернил так званых «летописных сводов» и лишний раз убедиться о времени «их рождения»… Но вернемся во времена далекие, Ивановы.
Итак, к 1582 году Польша, Литва и Швеция, каждая со своей стороны, отвоевали у Московии все ранее ею захваченные земли, в так называемой Ливонской войне.
Стефан Баторий, возглавив войска Польши и Великого княжества Литовского, нанес Московии удар совсем в неожиданном месте. Его войска осадили и штурмом взяли Полоцк. А затем один за другим пали: Великие Луки, Невель, Озерище, Заволочье, Холм, Старая Руса, Остров, замок Шмильтен и, как сказывал Н.М. Карамзин, «Баторий разорил дерптскую область до самых московских границ».
Перед войсками Батория открылся прямой путь как на Псков, так и на Москву. В 1581 году его войска осадили Псков и держали его в осаде до января 1582 года, то есть, до заключения мира. Новгород, как читатель помнит, был разрушен самим Иваном IV в 1570 году и лежал в руинах. Одновременно с войсками Батория нанесли удар шведы через Карелию, отвоевав у Московитов ранее захваченные: «Лоде, Фиккель, Леаль, Габзаль…. саму Нарву…. позже — Иван-город, Яму, Копорье и Виттенштейн».
Это поражение Московии, как пишет Н.М. Карамзин, «навел(о)… такой ужас на Россиян (московитов. — В.Б.), что они уставили молебствия в церквах, да спасет их Небо от сего врага лютого. По крайней мере Иоанн (Грозный. — В.Б.) был в ужасе; не видал сил и выгод России (Московии. — В.Б.), видел только неприятельские и ждал спасения не от мужества, не от победы, но, единственно от Иезуита Папского, Антония (Посланник Папы Римского. — В.Б.)».[286]
Хочу напомнить читателю: Иван Грозный имел в Балтии армию в составе 57689 человек, в то время, когда армия Батория имела в своем составе не более 17500 человек, а армия шведов — не более 8100 человек. Даже превосходство в войсках более чем 2 к 1 не помогло Московии в оборонительной войне.[287]
Таковы реалии военного поражения Московии в Ливонской войне. Мир, заключенный в деревенской курной избе селения Киверова-Гора близ разрушенного войной местечка Ямь-Запольский, показал во всей наготе вопиющую отсталость Московии перед Европой конца XVI века.
Московия потеряла все, что сумела прихватить за 24 года дикого разбоя в Балтийском регионе. Хочу привести еще один, запущенный русскими историками «примес лжи», касающийся Ивана Грозного.
Мы помним, как возмущался Стефан Баторий наглыми действиями послов Московии, вносивших в ранее подписанные договора отсебятину, а зачастую их попросту переписывавших и фальсифицировавших. Московиту тех времен было наврать, что плюнуть. Так вот, Н.М. Карамзин в своей «Истории…» убеждает читателей, что при подписании Ямь-Запольского мирного договора Стефан Баторий якобы, дабы угодить послам Ивановым и самому Ивану IV, подписал два разных договора: для Польши — с титулом Ивана — государь, Князь Московский, а для Московии — со всеми титулами Ивана IV, которые тот сам себе присвоил. Послушаем московского сказателя.
«Наконец условились дать Иоанну только в Российской (Московской. — В.Б.) перемирной грамоте имя Царя, Властителя Смоленского и Ливонского; в Королевской же просто Государя (Московского. — В.Б.), а Стефану титул Ливонского».[288]
Странно, но явная ложь подбрасывалась московской державной элитой с откровенной наглостью. Без малейшего зазрения совести всех будущих читателей принимали за отъявленных дураков. Глядите, московиты проиграли войну, умоляли Батория подписать мир, соглашаясь на все, но, оказывается, навязали победителю условия, так противные лично ему. Московиты настолько хитры да умны, а Баторий, в изложении великоросса, настолько глуп и простоват, что позволил московитам заполучить титул Царя и даже титул — Ливонского. Не смешно ли?
Послушаем этого же автора, как он себя опровергает:
«Стефан велел кончить переговоры, (и, естественно, продолжать войну. — В.Б.)…видя крайность… не смея ослушаться Государя, Елецкий и Олферьев должны были принять главное условие: то есть именем Иоанновым отказались от Ливонии; уступили и Полоцк с Велижем»…[289]
Таков «Царь Московский» с «Ливонской прибавкой»!
Баторий не собирался с московитами ни шутить, ни играть в «московские игры».
Естественно, каждому читателю должно быть понятно, что подобный «примес лжи» стало возможным запустить в историю Империи только спустя сотни лет после прошедших событий, «сочиняя саму эту историю» и рецензируя материал на государственном уровне, притом имея власть, дабы конфисковать польский экземпляр старинного договора.
Читатель понимает — после третьего раздела Польши в 1795 году, когда Варшава со всеми музеями, архивами и хранилищами вошла в состав России, писать стало возможным, что великорусской душе угодно.
Напомню, еще со времен Петра I, по жесточайшему его повелению, стали вывозить все украинские архивы и сокровища в столицу Московии. А последующие Московские Цари усердствовали в этом деле не меньше Петра.
Я не стану излагать материал о дальнейшем внутреннем разбое Ивана IV. Он и далее продолжал убивать, вешать и, попросту, резать простых и знатных людей Московии.
В конце концов и Иван IV, величайший деспот, и, попросту, бандит своего времени, умер в 1584 году, издавая в последние дни своей жизни «нестерпимое зловоние». Московский царь, в прямом понятии слова, вонял перед смертью, как будто вылез из туалетной ямы. На смену «зловонному» Ивану пришел его сын — Федор Иванович, последний в роду московских Рюриковичей. Мы исследуем несколько исторических фактов, неоспоримо имевших место на закате московской династии Рюриковичей.
Как сказывал великий мастер «примеса лжи» Н.М. Карамзин, «царствование жестокое часто готовит царствование слабое». Московская властная элита под словом «слабое царствование» всегда имела чисто московское понятие. Любое московское правление, не принесшее территориальных завоеваний и награбленного добра, признавалось слабым. Мы уже не раз обращали внимание на подобные утверждения. Однако во времена княжения Федора Ивановича произошло такое событие, которое напрочь опровергает весь вымышленный миф о московских царях Иване Грозном и Федоре Ивановиче.
Во все прошедшие времена, как мы помним, вновь заступавший на московский стол Князь должен был принести клятву на верность Орде и Наследнику рода Чингисидов, платить ему ежегодную дань, или как «великороссы» называли — «поминки». Как в те последние годы обстояли дела, мастер «примеса лжи» попросту умалчивает, нагромождая в своей «Истории…» массу непотребного словоблудия. Однако в истории остался подтвержденным факт нашествия Крымского Хана Казы-Гирея на Москву в 1591 году.
«…все Улусы были в сильном движении; все годные люди садились на коней от старого до малого, с ними соединились и полки Ногайские Казыева Улуса, и Султанские, из Азова, Белагорода с огнестрельным снарядом…Июля 3 известили Феодора, что Хан перешел Оку под Тешловым, ночует на Лопасне, идет прямо к Москве… Казы-Гирей…стал против села Коломенского и, с Поклонной горы обозрев места, велел своим Царевичам ударить на войско Московское…Сражение было нерешительно. С обеих сторон подкрепляли ратующих, но главные силы еще не вступали в дело…».[290]
А дальше русский «писатель истории» уверяет нас, что Крымские татары, переночевав и отдохнув у села Коломенского, за час до рассвета, попросту снялись и ушли домой. Произошел, мол, чуть ли не анекдотический случай. Зачем приходили, отчего ушли — полнейший секрет. Кроме обычного «примеса лжи», ничего найти невозможно.
Но, оказывается, еще днем, во время начального сражения, произошло вот что:
«…Феодор…встал и равнодушно смотрел из высокого своего терема (в Кремле. — В.Б.) на битву. За ним стоял добрый Боярин, Григорий Васильевич Годунов, и плакал; Феодор обратился к нему, увидел его слезы и сказал: «Будь спокоен! завтра не будет Хана!» Сие слово, говорит Летописец, оказалось пророчеством»[291]
Я не знаю как читатель, но я в лживые сказания подобного толка не верю. Сие словоблудие необходимо всего лишь для оправдания очередного унижения Московии и Князя, для сокрытия истины среди словесной шелухи.
Не вызывает сомнения, что князь Федор Московский, или проще — Федор Иванович, знал зачем пришел в Московию Хан Казы-Гирей и, вне сомнения, выполнил все требования наследника великого рода Чингисидов. Это не простая догадка или предположение, сему есть подтверждение даже у пускателя «примесов лжи» Н.М. Карамзина, но значительно ниже по тексту и запрятано среди других «сказаний». Не мог же великоросс-державник вот так запросто взять да и поведать миру: Московский Князь и Московия в очередной раз принесли присягу роду Чингисидов на верность, признали Казы-Гирея своим Верховным Царем и выплатили «великие поминки», то есть — великую дань.
Но вот сему подтверждение у «писателя истории»:
«…Я, (Федор. — В.Б.) желая дружбы твоей (Казы-Гирея. — В.Б.) и Султановой, не внимаю ни Послам Европейских Государей, ни воплю моего народа, и предлагаю тебе братство с богатыми дарами (данью! — В.Б.)…». В залог дружбы Феодор… доставил Казы-Гирею 10000 рублей, сверх шуб и тканей драгоценных, обещая присылать ежегодно(!!!) столько же; наконец имел удовольствие получить от него (по Н.М. Карамзину, летом 1594 года. — В.Б.) ШЕРТНУЮ, или клятвенную, грамоту с златою печатию. Сия грамота условиями и выражениями напоминала старые, истинно союзные, коим добрый, умный Менгли-Гирей удостоверил Иоанна III в любви и братстве».[292]
Глядите, как хитро и откровенно лживо подает материал сей мастер «примеса лжи». Насаждается мнение, будто бы именно Казы-Гирей присягал Феодору Московскому. Но это ложь! Читатель помнит о чем была подписана Шертная (Клятвенная) грамота в 1473 году между Менгли-Гиреем и Иваном III. Тогда Иван III принес присягу на верность Менгли-Гирею, признал за Менгли-Гиреем титул Царя Верховного, то есть, Царственным наследником великого рода Чингисидов, а себя признал его подданным, вассалом, и продолжал оставаться во взаимоотношениях с Ордой, как и все его предки, — князем Московским, данником Ханским. Он продолжал платить дань Орде и остался под Ордынской Верховной властью. Взамен Крымские Гиреи и Орда обязаны были защищать Московию от внешних обидчиков и внешнего посягательства.
Как видим, и последний Московский князь рода Рюриковичей, с великим удовольствием дал Клятвенную грамоту на верность и подданство роду Гиреев и остался, как и все до единого наследники Александра Невского племени, вассалом рода Чингисидов.
Совсем не имеет значения, то ли эта Клятвенная грамота была подписана под Москвой на Поклонной горе, в стане Хана Казы-Гирея, то ли в Бахчисарае в 1594 году.
Н.М. Карамзин просто не посмел преподнести читателям настоящую картину унижения Московии и последнего Князя династии Рюриковичей — Федора Ивановича. И цель у него была совсем иной, — запрятать и исказить саму правду, дабы ложью и хитростью возвеличить это унижение.
Хочу обратить внимание читателя, что заключению Клятвенной грамоты, способствовал лично Федор Годунов, ставший после последнего Рюриковича — Правителем Московии. Годунов никогда не забывал и не скрывал своего Ордынского происхождения. Именно Ордынская знать Московии, составлявшая большую часть ее боярства и княжества, не позволяла Московии отрываться от матери — Орды.
Последний Князь Московии Федор Иванович, ушел в мир иной 7 января 1598 года. Оба последних московских князя династии Рюриковичей были людьми ненормальными.
«Грозный былъ дегенератомъ или однимъ изъ техъ параноиковъ, психологiю которыхъ изучалъ Ломброзо… Федоръ былъ полуидiотомъ».[293]
Сии утверждения не досужие вымыслы отдельных историков. Практически все европейцы, посетившие Московию в конце XVI века, придерживались подобного мнения.
«Так пресеклась на троне Московском знаменитое Варяжское поколение, коему Россия (Московия. — В.Б.) обязана бытием… — от начала столь малого, сквозь ряд веков бурных, сквозь огнь и кровь, достигнув господства над Севером Европы и Азии воинственным духом своим Властителей и народа…».[294]
Мне думается, именно Всевышнее Небо, дабы наказать эту бандитствующую Московскую ветвь династии Рюриковичей, ниспослало на головы двух последних представителей Александрова Невского племени — величайшее проклятие, превратив одного из них из человека в бандита, развратника и параноика, посягавшего на чужие титулы, предававшегося блуду и разврату; а другого — в урода и дурака, обязанного всю жизнь замаливать грехи всего рода Московских князей. И дабы сей род, враждебный всему окружению, не злобствовал и далее — прервало его навеки. Даже Небесному Терпению к бандитствующему более 300 лет в Московии роду Александра Невского наступил конец.
Аминь!
Закончился род Рюриковичей Московских не Царствием и Величием, а вассальной низостью и вечной зависимостью от Орды и Чингисидов. Как возникла Москва и Московия во владении Батыевой Орды, так и осталась в подданстве Орды до последнего Московского князя Рюриковича.
И даже первые Романовы почти столетие, весь XVII век, оставались вассалами Крымской Орды, отчего в последующем так лютовала великорусская элита над крымским народом — все никак не могла простить своего многовекового унижения.
Послушаем русского историка.
«…И даже у крымских татар в Бахчисарайском договоре 1681 г. не могли вытягать ни удобной степной границы, ни отмены постыдной ежегодной дани хану, ни признания московского подданства Запорожья».[295]
Таковы истины, скрываемые шелухой исторического словоблудия, или по-русски — «примесами лжи», от читателя. Об этом совсем позабыли державники типа Лужкова, Солженицына, и им подобные.
Великороссы-державники поведали нам не историю становления московитов, как народа, а историю разбоя Московской ветви династии Рюриковичей. При этом отчего-то прервали эту династию на Киевском князе Олеге, позабыв, что сам Олег пришел в Киев из Скандинавии, из Севера Европы. Знать, по логике великороссов, их родословная должна распространяться и на Норвежский, и на Шведский народы. Но как видим, логики в этом историческом вопросе у великороссов не существует.
Недаром историк К. Валишевский сказал, как бы залепив пощечину официальной великорусской идее:
«Хотя Московскіе государи и называют себя великим княземъ или царемъ «всея Руси», но право на этот титулъ у них было таким же, какъ и право их современниковъ английских королей, по которому они себе присваивали герб и корону Франции к своей отчизне».[296]
Но если историки Англии и английская историческая наука давным-давно сумели поправить своих королей, то великорусский истеблишмент и правители Российского (по существу Московского) государства и по сей день держат открытым рот на чужой каравай, как их лживые предшественники, повторяя давно заученную ложь о «Киевском периоде Московской истории».
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:54

11

Настало время сделать обзор состояния великорусской науки, культуры, образования, общественных отношений и нравов со времени обособления Ростово-Суздальской земли и становления ее… То есть, мы попытаемся проследить, что приобрела, что создала самостоятельно Московия и народ, заселяющий ее пространство, за многие годы, начиная с XIII века до конца XVI века.
Как бы ни было горько, но даже Н.М. Карамзин вынужден был признать:
«Нет сомнения, что древний Киев, украшенный памятниками Византийских художеств… иностранных, Греков, Немцев, Италиянцев, превосходил Москву пятого надесять века (т. е. XV века. — В.Б.) во многих отношениях».[297]
Даже не начав вести анализ, приходится констатировать, что Московия все те годы была отсталым захолустьем Европы, колоссальным углом забвения и опустошения.
Можно себе представить уровень культуры и образованности Московских князей, если первым из них Иван Грозный (1533–1584 годы) научился излагать свои мысли письменно. Говорить о каком-либо серьезном образовании бояр, ремесленников и простого народа, вообще, не приходится.
Нам известно, что до середины XVIII века в Московии, а позже в России, вся духовная и умственная жизнь концентрировалась исключительно в национальной Церкви. И как писал архиепископ Макарий в своей «Истории русской церкви» в самой церкви не существовало потребности в знаниях. Послушаем Макария: «Но русские сами в то время, кажется, не имели никакого влечения к высшим духовным потребностям. Следуя примеру своих предков, они ограничивались умением свободно читать и понимать священное писание»… И только! С XIII века, обособившись в своей лесной глуши, Земля Моксель была не в силах не только что-либо использовать и развивать, но даже те немногие научные материалы, которые скапливались в церквах и монастырях, не использовались. Главной причиной невостребования материалов была повальная безграмотность «вся и всех» и естественная отсталость населения. Человек был в изначальном невежестве и власть не была заинтересована в его просвещении.
При том необходимо помнить, что Церковь в Московии с самого начала своего существования была закрытым и непроницаемым миром. Мы также должны помнить, что до XVIII века православие запрещало всякое общение с иноверцами. А «русские государи», по велению Церкви, должны были мыть руки после аудиенций, даваемых иностранным послам, дабы смыть грехи от соприкосновения с «неверными».
Этот оскорбительный обычай очень подробно изложил Папский легат Посевин, побывавший при дворе Ивана IV. Однако и сама церковь все больше и больше погружалась в мракобесие и темень.
В Московской церкви не оказалось и малейших следов школ, существование которых было повсеместным в Киевских и Галицких землях, что подтверждено многими источниками и не вызывает сомнений. В ХVI веке архиепископ Новгородский-Геннадий с величайшей грустью констатировал, что священники, им рукоположенные, не умели ни читать, ни писать, а многие из них даже плохо знали молитву «Отче наш». Если же посмотреть в XIII и XIV века, то безграмотность священников и монахов была повсеместной, о чем неоднократно упоминает в своей «Истории» В.О. Ключевский.
Уже в 1620 году ученый швед Ботвид, посетивший Московию, абсолютно серьезно поставил вопрос: а христиане ли вообще московиты? Он на этот вопрос давал отрицательный ответ. Присланный в начале XVI века из Константинополя Максим Грек для исправления Православных церковных книг, был встречен в Московии в штыки. Он обнаружил великие «церковные ляпсусы» и восстал против убеждений московитов, что солнце не заходило в продолжение целой недели после воскресения Христа, и против поверья, что на берегу Иордана ехидна сторожит завещание Адама и т. д. Кончил Максим Грек плачевно — был обвинен безграмотными московитами в «ереси» и сослан в монастырь под надзор местных «грамотеев». Русская Православная церковь была последовательной в своем невежестве и мракобесии — она запрещала, до начала XVIII века, познавательные книги Европы, такие как арифметика, астрономия, география, музыка — как неблагополучные и наносящие вред человеку.
Из первобытной и бесплодной независимости дикарей народ Моксель сразу попал под иго суровой и по-своему не менее дикой морали Церкви, преследовавшей свободу знаний и даже свободу существования. Живительные мысли и силы, которым человечество было обязано своей облагороженностью, в Московии были осуждены и прокляты. Как видим, предавался проклятию сам мир книг и познания, как очаг ереси и неверия.
В московите, даже к концу XVII века, в этих запретах, в этих томительно-растянутых церемониалах Церкви и Московского Князя, чувствовался еще полуязыческий финский элемент древней лесной глухомани. Это в XVI веке, веке Виллона, Петрарки, Боккачио и Галилея в Италии, Бекона в Англии, Монтеня во Франции. А на пороге стоял XVII век — век Шекспира, Сервантеса, Джордано Бруно, Декарта, Роберта Этьена и т. д.
«Мне очень неприятно огорчать моих русских друзей, но они, право, слишком взыскательны. В половине прошлого столетия (XVIII век. — В.Б.), по признанию авторитетнейших истолкователей, таких как Чаадаев, Герцен, у них ничего не было: ни национального искусства, ни литературы, ни науки.
Теперь же они (московиты. — В.Б.) хотят все иметь зараз и иметь с XII века!..
Мрачныя нагромождения монастырских келий дали цветок бесстыднаго сладострастия: это и есть церковь Василия Блаженнаго — воплощение национального духа XVI века».[298]
Выше автор высказал очень горькую, тем не менее, достоверную, мысль о нежелании Московских правителей вносить просвещение в свое княжество. Вот одна из причин княжеского интереса.
Мы знаем, что обогащение Московской казны шло наипростейшими жульническими методами — жестоким разбоем и простым воровством. Послушаем на этот счет хвалителя «Московской государственности» Н.М. Карамзина:
«…иго Татар обагатило казну Великокняжескую (Московскую. — В.Б.) исчислением людей, установлением поголовной дани и разными налогами, дотоле неизвестными, собираемые будто бы для Хана, но хитростию Князей обращенными в их собственный доход. Баскаки, сперва тираны, а после мздоимные друзья наших владетелей, легко могли быть обманываемы в затруднительных счетах. Народ жаловался, однако ж платил; страх всего лишиться изыскивал новые способы приобретения, чтобы удовлетворять корыстолюбию варваров».[299]
Эта мысль лишний раз подтверждает, что в течение всего периода татаро-монгольского существования, то есть до XVII столетия, Московские князья были лично заинтересованы держать народ в жесточайшем невежестве, дабы больше воровать под маркой Ханских налогов. Московский князь и его «камарилья» самопроизвольно устанавливали налоги, обкрадывали своих подданных сверх меры, заодно обворовывали и Ханов по дани.
Только историческая необходимость способствует развитию науки, образования, культуры, способствует проведению широкомасштабных реформ. Здесь же мы видим обратное. Московские правители, поставив перед собой цель обогащения, были заинтересованы в сохранении отсталости народа, дабы не встречать сопротивления. В грабежах, под видом так называемого «собирания земли русской», Московский Князь, вообще, не считался с моралью даже дикого зверя — не трогать излишнего. Он греб под себя абсолютно все. Таков исторический парадокс! Он сопровождал Российскую империю до времени ее разрушения.
Вспомните, только с XVIII века, когда Петру I понадобились образованные люди для организации мореплавания, картографии, артиллерийского исчисления, наконец, для собственного производства современного, по тем временам, оружия, железа и т. д., только с того времени отдельным слоям общества в принудительном порядке было повелено получить образование. Именно: повелено, и в принудительном порядке. Для нужд Империи! Но 500 лет жития в глухом закутке Европы, годы отсталости, варварства и дикости не прошли даром. Реформы Петра I встретили жесточайшее сопротивление, как невостребованность общечеловеческой культуры в Московии. Ведь и сегодня русский человек крепок «задним умом», он всегда имеет оправдание своей отсталости, он склонен к мистицизму — так называемой русской идее. И это закономерно. Всякая реформа в Российской Империи производилась не для улучшения жизни человека. Нет! То всегда была вынужденная мера ради продолжения русской экспансии. Давай, читатель, слегка оторвемся от цели данной главы и проследим главные реформы Российской Империи, начиная с Ивана Грозного.
— Реформы Ивана Грозного были вызваны невозможностью ведения быстрых широкомасштабных завоевательных войн. Протест московитов пришлось душить опричниной и невероятнейшим деспотизмом Московского Князя. Мы знаем, все старания Ивана IV продвинуться на Запад были напрасны. Принесли несметные по тем временам бедствия. Московия за экспансию Ивана Грозного, положила на плаху более 3 миллионов человеческих жизней. Результат: провал в Смутное время и прозябание в течение столетия.
— Последовали реформы Петра I. Их породили те же причины, что и при Иване IV: завоевание чужих земель. Завоевания были существенны и снова привели к истощению казны и обнищанию народа. Последовал упадок на 40 лет.
— Реформы Екатерины II были реформами, позволившими накачать казну деньгами и параллельно вести широкомасштабные завоевания. Именно Екатерина II ввела окончательное рабство в своей стране; при ней покоренные народы — украинцы, белорусы, молдаване поголовно стали рабами, так называемыми крепостными. Именно поголовное рабство позволило наполнить казну ресурсами и продолжать экспансию России. Русский истеблишмент и Русская Православная Церковь простили Екатерине II и убийство русского царя — собственного мужа, и величайшее по тем временам распутство, и уничтожение передовой русской интеллигенции, и т. д. И именно эта «гулящая дама» повелела упорядочить «описание» «великорусской» Истории. Именно при этой даме была обелена, украшена великими измышлениями и растиражирована История великороссов, ничего общего не имеющая с прошлой действительностью. Как всегда, «великороссов» учила жить Европа. Красиво врать тоже пришлось учиться.
— Следующим реформатором в России был Александр II. Это при нем отменено крепостничество. Многие современные великороссы-державники пытаются приписать Александру II чуть ли не статус «величайшего отца нации». Очередная имперская ложь. Причиной отмены крепостничества стало поражение России в Крымской войне. Российская армия была разгромлена на своей территории. Ограниченный экспедиционный корпус войск Англии, Франции, Турции и Сардинии наголову разбил русскую армию в Крыму. Война на собственной территории длилась с сентября 1854 года по сентябрь 1855 года и Россия за это время не сумела обеспечить решающее превосходство сил. Крепостной крестьянин к войне технической был не пригоден. Он мог стать только пушечным мясом. И царю Александру II было некуда деваться. Для последующей экспансии он вынужден был освободить человека от рабства, дабы тот (крестьянин) получил хотя бы первоначальное малейшее образование. России не оставалось ничего, как снова броситься вдогонку Европе. Свободный крестьянин мог принести в казну значительно больше дохода, нежели раб-крепостник. Вот где разгадка отмены крепостничества — потребность наполнить казну для новой экспансии.
И снова Россия воюет: Балканская война, война на дальнем Востоке с Японией. Новое сокрушительное поражение от маленькой Японии. Опять экспедиционный японский военный корпус побеждает русскую армию.
— В России новый реформатор — на этот раз Петр Столыпин. Крестьянина принудительно и по безысходности погнали с Украины и Центральной России в Сибирь и на Дальний Восток осваивать новые земли. Реформы Столыпина Россия полностью не завершила. Автора реформ застрелили. Но даже эта краткая передышка позволила наполнить казну деньгами и прекратить крестьянские бунты. И как вы думаете, что делает Россия? Верно! Опять война за передел мира. Первая мировая война. Жестокое поражение, и как результат — у власти русские большевики.
— Снова реформы большевиков: коллективизация, индустриализация и т. д. А в принципе — подготовка к войне. Теперь уже большевистская экспансия. Если царская Россия ставила цель завоевать Константинополь и выйти к Средиземному морю и Индийскому океану, то у большевиков стояла цель более солидная — Мировое господство! Вторая мировая война, Корейская война, Вьетнамская война, Ангола, Куба, Мозамбик, Афганистан и т. д.
В жестокой Холодной войне Российская Империя рассыпалась как карточный домик в 1991 году. К тому времени заимели авианосцы, ракеты, сто тысяч танков, да не стало хлеба, молока, зубной пасты, мыла и т. д.
А теперь подытожим:
— Реформы Ивана Грозного — Ливонская война. Поражение. — Упадок на 100 лет;
— Реформы Петра I. — Экспансия на Запад, Восток, Юг. — Упадок на 40 лет.
— Реформы Екатерины II. — Войны Екатерины II, Александра I, Николая I. — Поражение в Крымской войне 1854–1855 годов.
— Реформы Александра II. — Войны Александра II, Александра III, Николая II. — Поражение 1905 года в войне с Японией.
— Реформы Петра Столыпина. — Первая мировая война. — Поражение в войне 1914–1918 годов. Развал Царской России.
— Реформы Ленина и Сталина. — Финская война, Вторая мировая война, Холодная война. — Поражение. Развал Советской Российской Империи.
Россия, теперь уже ополовиненная, снова проводит реформы. А народ, как всегда, нищий до предела. Реформы снова ведутся не во благо народа. Автор надеется, читатель понимает, для каких целей проводятся сегодня в России реформы. Догадываетесь? Россия и ныне проповедует свои геополитические интересы. Еще не отмыта грязь и кровь от величайшей бойни в Афганистане, а начала литься кровь в Чечне. Это тяжело говорить: — мы стоим на пороге новой русской экспансии! Вот для чего всегда проводились реформы в России.
Но вернемся в шестнадцатый век. Величайшая беда русского человека, и получившего диплом, и вполне неграмотного, — незнание своего прошлого. Именно незнание ведет к величайшим трагедиям. Все правители Московии, а впоследствии России, старались исказить, извратить, приукрасить историю «великороссов», дабы использовать эту ложь в корыстных целях правителей. Это не вымысел! Поглядите, уже Иван Грозный собственноручно подчищал летопись. Факт установлен историками. Но разве вы услышите об этом из уст «великоросса-державника»?
Вспомним, «крепкая государственность-державность» понимается истеблишментом, а зачастую и простым русским человеком, как исконно русское и даже изначально русское явление. А существовала эта «державность российская» только в виде деспотической власти, как то: московской варварско-княжеской; впоследствии, царско-крепостнической; и, наконец, коммуно-советской. Никакой другой государственности, являющейся «державностью», «великорусское» общество не ведало. Знать, под термином «державность» ничего другого подразумевать нельзя. Откуда же появилось в Московии, а впоследствии в России, эта «державность»? Приходится, к великому неудовольствию «великороссов», констатировать, что русская «державность» есть прямое повторение ханско-ордынской власти, унаследованной от Золотой Орды. Московские князья, а впоследствии Цари, слепо скопировали порядки жестокой восточной тирании. Но у Московии был выбор. Вспомните, существовало два типа власти: Новгородское вече и Золотоордынское «самодержавие». Новгород был фактически частью развивающейся Европы: процветала демократия, культура, торговля, связи с внешним миром; а Московия — это грабеж, предательство соседних княжеств, деспотизм неограниченный. Был избран второй путь становления государства, то есть, был позаимствован ханско-ордынский тип «державности». В результате возникла новая Орда, уже со столицей в Москве. Древние Новгород и Псков были полностью разрушены и разграблены, население частью уничтожено, частью вымерло от мора, и лишь в малом количестве угнано в дикие леса Московии, где за века одичало, как и московиты. Культура и ремесла Новгорода и Пскова Московской Ордой не были востребованы и погибли, не принеся пользы Государству. Отсталый деспот Московии, даже понятия не имел, на какие величайшие ценности он посягал, уничтожая их. Особенно уничтожались и преследовались люди большого ума. Так архиепископ Новгородский был посажен на кобылу, которую Иван Грозный назвал «архиереевой женой», сказав: «Ты не архиепископ, а скоморох». И погнали его кнутами, при стечении народа, в Москву. Вот такими методами пытались победить свободу слова, свободу мысли, свободу поведения. Ведь мы помним, что в Новгороде Архиепископа избирал народ!..
«Фикция существования высокой нравственности на низкой ступени культурного развития историей опровергается… Наивные москвичи считают себя выше всех других людей. Они щедро раздают обещания, которых вовсе и не думают выполнять. Между ними самими абсолютное отсутствие доверия. Отец остерегается сына, сын не доверяет матери, и без залога никто не даст взаймы ни одной копейки. Это отмечают немцы Бухау и Ульфельд, швед Персон и литвин Михалон… их слова подтверждаются англичанами Флетчером и Дженкинсом: «Можно сказать по справедливости…, что от мала до велика, за крайне редкими исключениями, русские не верят тому, что им говорят, и сами не заслуживают ни малейшего доверия…». Но они идут еще дальше и отмечают черту, на которую я уже указывал — это жестокость. Флетчер, правда, извиняет ее, поясняя: «Народ, с которым обращаются сурово и жестоко правители и высшие классы, становится сам жестоким с равными себе и особенно с более слабыми…». Это явление, наблюдаемое в истории среди всех варваров, но в этом крае (Московия. — В.Б.) в более сильной степени… Напрасно национальные историки в данном случае старались свалить всю вину на монгольское нашествие, которое будто бы испортило нравы, развратило народ, приучило его к насилию и лукавству».[300]
Нет, не в том причина. Вся сия мерзость явилась той производной власти и «державности», которые для себя избрала Московия изначально. И это испокон веков было главной опасностью для простого человека. Ибо власть скрывала от него: «державность» — азиатское обожествление Государства, стоящего над обществом, когда человек являлся неким прилагаемым шурупом к государственному механизму.
Московия, за все годы своего развития, не подарила человечеству ни одного открытия. Да и чужие открытия она заимствовала под давлением обстоятельств и с большим опозданием. Только к концу ХV века Москва начала применять в своей хилой потребности бумагу, вместо пергамина. Естественно, бумагу эту московиты не производили еще сами сотни лет, и глядели на нее как на чудо, покупая за большие, по тем временам, деньги у немцев.
Таким же образом у Европы был позаимствован «снаряд огнестрельный». Но даже это позаимствование носило характер отсталого применения. Ведь только для обороны города московиты к концу XV века стали применять «огнестрельный снаряд». Ни в одном описании полевых битв, до середины XVI века мы не находим применения у Московии пушек и пищалей. Все битвы велись на основании позаимствованных у татаро-монголов тактики и оружия. Где наилучшим оружием являлась стрела.
Только к концу XV столетия в Москве появились первые каменные сооружения, возведенные итальянскими архитекторами по требованию княжны Софии, жены Ивана III. Именно гречанка София, прибывшая в Московию в 1472 году и став женой Московского Князя, потребовала возвести для нее каменные церковь, хоромы и прочее.
Был выписан с Болоньи архитектор Фиоравенти-Аристотель, который и возвел в Москве, в Кремле, первое каменное здание — церковь Успения в 1479 году.
«…сильный пожар (в 1493 году) обратил весь город в пепел от Св. Николая на Песках до поля за Москвою-рекою и за Сретинскою улицею….и вообще не осталось ни одного целого здания, кроме новой палаты (построил Петр Антоний в 1491 году. — В.Б.) и Соборов (в Успенском соборе обгорел алтарь, крытый Немецким железом).[301]
После пожара Московские князья снова надолго поселились в свои деревянные хоромы.
Итальянец Аристотель научил московитов искать глину, пригодную для обжига, «дал меру кирпича, указал, как надобно обжигать его, как растворять известь, нашел лучшую глину»…
Все, что в Московии делалось новое к концу XV в XVI веках, делали иностранцы. Именно они для московитов искусно чеканили серебряную монету, отлили в Москве огромную царь-пушку, обжигали кирпич, возводили первые каменные здания.
Но заимствовалось у Европы только то, что вело к увеличению военной мощи да восхвалению и возвеличению самодержавия. Еще сотни лет никто в Московии не приводил в порядок улицы, не строил водопровод, не думал о школах.
Послушаем русского историка В.О. Ключевского.
«Московская немощенная улица XVII в. была очень неопрятна: среди грязи несчастие, праздность и порок сидели, ползали и лежали рядом; нищие и калеки вопили к прохожим о подаянии, пьяные валялись на земле».[302]
Вот оно, величие Московии уже в XVII веке. Это отсталое государство на сотни лет потащило в бездну многие народы, покоренные к тому времени.
Имперские «писатели истории» изоврались до остатка, пытаясь возвеличить свое прошлое и оправдать право покорения соседей. Как видим, все это было не во благо, а в величайший вред даже русскому народу.
И в гражданском строительстве общества — было величайшее запустение. Тот же Н.М. Карамзин вот как подытожил «успехи» Московии в этом вопросе:
«Вообще с XI века мы (Московия. — В.Б.) не подвинулись вперед в гражданском законодательстве, но, кажется, отступили назад к первобытному невежеству народов в сей важной части государственного благоустройства».[303]
Подытожив материал, мы, уважаемый читатель, должны констатировать: государственное образование, основанное на лжи, разбое и грабеже, само по себе в нечто относительно пристойное не перерождается.
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:55

Часть четвертая
(эпилог)
Современные наследники Золотой Орды
Уважаемый читатель, автор не мог закончить роман-исследование кончиной династии Рюриковичей. Мы имели бы незаконченное произведение. Оно не отражало бы связи времен — ХIII века с началом ХХI века. Не разрушенная или полуразрушенная империя всегда несет в себе потенциальную возможность возрождения. И автор был обязан показать величайшую преемственность как в делах, так и в целях сегодняшней элиты и правителей Московии с древней Ордой. Они ведь и сегодня мыслят по-золотоордынски.
До тех пор, пока Московская власть, Московская элита и русское государство не принесут Покаяния сотни лет целенаправленно уничтожаемым народам: латышам, литовцам, украинцам, татарам, казахам, узбекам, калмыкам, чеченцам и всем другим — возрождения самого русского народа не произойдет. Московское государство и его власть будет и далее тянуть на ранее проторенную дорогу.
Только Покаяние за содеянное несет русскому народу спасение.
Однако многие умы Московии отвергают мысль о Покаянии в принципе. Они с величайшим усердием, с откровенным цинизмом и наглостью и сегодня проповедуют необходимость «возврата потерянных земель».
Вспомни, читатель, великая татаро-монгольская империя простиралась от древнего Китая и Тихого океана до зеленых Карпат и Дуная. Войска Хана Батыя прошлись по всей Восточной Европе и Балканам. А с севера на юг империя тянулась от Ледовитого океана до Индийского. Войска Чингисидов покорили не только Китай, но также — Индию, Персию, Турцию и Кавказ.
После развала Большой Орды в 1502 году, главной задачей наследников Империи было повторное «собрание потерянных земель». Именно Московский Улус Золотой Орды сумел за четыреста лет частично восстановить древнюю Империю. Это не важно, что династия Чингисидов сменилась династией ордынского боярина Кобылы. Цели, дух и «законы державности» Золотой Орды сохранились и при династии Романовых-Кобылиных. И эта династия ставила перед собой цель «клиньевыми ударами захватить Кавказ и Балканы, войти в Константинополь, выйти на Средиземное море и Индийский океан». В четвертой главе автор приведет мысли Екатерины II о покорении Персии, Турции и Балкан.
К великому огорчению великороссов империя династии рода Кобылы рухнула в 1917 году.
Уже большевистские потуги по «собиранию русских земель» мы наблюдали в XX веке. Вот что заявил по этому поводу В.М.Молотов: «Свою задачу как Министр иностранных дел я видел в том, чтобы как можно больше расширить пределы нашего Отечества. И кажется, мы со Сталиным неплохо справились с этой задачей». И не иначе! Действительно, сколько земли прихватили, сколько народов покорили: от Кубы, Анголы и Мозамбика — до Афганистана, Польши и Монголии. Однако и советская империя, а по сути — восстановленная Империя Чингисидов — рухнула в 1991 году.
Сегодня в Московском государстве снова бродят хмельные мысли о «потерянных землях», о «великом предначертании Москвы», о «геостратегических интересах» и прочая, и прочая.
Предлагаю читателю проследить преемственность мысли и деяний сегодняшней московской элиты по отношению к мыслям и деяниям их предков из Московского Улуса Орды.
Еще раз послушаем старые мысли московитов в обновленном современном исполнении.
Итак!
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:55

Жириновский
1
Все мы знаем сказку о трехглавом Змее Горыныче. Сколько человек не отсекал страшных «голов», вырастали новые, и Змей продолжал творить свои черные дела. Все продолжалось до тех пор, пока человек не нашел средство борьбы со Змеем. Этим средством стал волшебный меч. Только волшебным мечом он сумел отсечь огнедышащие головы великого чудища.
Нечто подобное происходило и с Российской Империей. Сколько раз ее не разрушали, она всегда возрождалась в еще более жестоком естестве. Люди не догадывались применить против Имперского чудища волшебный меч, каковым в Истории всегда являлась правда. Только великой всеобъемлющей правдой можно навеки уничтожить это Имперское чудище.
Вместе и попробуем найти историческую правду…
«В Генеральной прокуратуре изучают возможность привлечения Жириновского к уголовной ответственности».
Газета «Известия», № 12 от 21 января 1994 года.
Да так и не привлекли.
А причиной явилась его книга «Последний бросок на юг», изданная тиражом в 75 тысяч экземпляров Московской типографией № 13.
Предлагаю читателю вместе перелистать эту книгу, чтобы узнать «великие» мысли Владимира Вольфовича, так понравившиеся русским реваншистам.
«У меня уже началась вырабатываться собственная геополитическая концепция. Я не хочу ей давать свое имя, допустим, формула Жириновского, но последний «бросок» на юг, выход России к берегам Индийского океана и Средиземного моря — это действительно задача спасения русской нации». (Стр.63).
Обратите внимание, слово «бросок» взято в кавычки, то есть, автор понимает, — произойдет не бросок — прогулка, а бросок — война.
Мы еще увидим — свою «формулу» Жириновский, попросту, «замылил» у династии Романовых. Ну, да Бог с ним, пойдем дальше.
«Возникла идея последнего «броска» — последнего потому, что это, наверное, будет последний передел мира, и его нужно совершить в состоянии шоковой терапии, внезапно, быстро, эффективно». (Стр.64).
И после этих слов, говорят: нет, Жириновский не фашист. Этакий баловник!
Дальше я процитирую речи и высказывания Молотова, да, того самого Вячеслава Михайловича, и вы убедитесь, до чего они идентичны в своих речах — цари, Молотовы и Жириновские.
Но вернемся к Владимиру Вольфовичу.
«Последний бросок» на юг. Как я мечтаю, чтобы русские солдаты омыли свои сапоги теплой водой Индийского океана и навсегда перешли на летнюю форму одежды. Легкие ботинки, легкие брюки, гимнастерки с короткими рукавами, без галстука с открытым воротом, легкие пилотки. И маленький современный русский автомат, выпускаемый Ижевским заводом. Эти автоматы намного лучше, чем УЗИ. Чтобы любой взвод русских солдат мог навести порядок на любом пространстве». (Стр.66).
«…мы совершим этот последний «бросок» на юг. Он очень нужен нам, это то самое лекарство, которое необходимо принять. Лекарство не всегда бывает сладким. Может быть, это не понравится кому-то в Кабуле, в Тегеране, в Анкаре. Но миллионам людей от этого станет лучше». (Стр.67).
Понятно кого подразумевает Вольфович под «миллионами людей». Но ни казахам, ни украинцам, ни белорусам, ни литовцам, ни другим народам от этого завоевания лучше не станет. Да и русским еще подумать! Ведь сколько ни росла вширь Росийская Империя, человеку в ней лучше не жилось. Наоборот, еще сильнее ужесточались репрессии да усиливался синдром вседозволенности. Целые народы Росийской Империи подлежали негласной ассимиляции и уничтожению. Вспомните калмыков, ингушей, чеченцев, турков-месхетинцев, украинцев, литовцев, латышей…
Вспомните принудительно крещенных в православную веру поволжских татар и чувашей.
Вспомните!
«Наша армия выполнит эту задачу. Это будет способ выживания нации в целом, это будет основанием для возрождения российской армии. Новые вооруженные силы могут возродиться только в результате боевой операции. Армия не может крепнуть в военкоматах и казармах. Ей нужна цель, задача». (Стр.70).
«Плюсы при осуществлении данной операции значительно перевешивают минусы, которые можно, конечно, увидеть. И русской армии это тоже нужно, чтобы поиграли мускулами наши парни, уставшие от «дедовщины», просиживая сроки своей службы в казармах, в глубинах России, не зная — где враг, кто противник, к чему себя готовить морально и физически. Это было бы очищением для всех нас». (Стр.75).
«Пусть Россия благополучно совершит свой последний «бросок» на юг. Я вижу русских солдат, собирающихся в этот последний южный поход. Я вижу русских командиров в штабах русских дивизий и армий, прочерчивающих маршруты движения войсковых соединений и конечные точки маршрутов. Я вижу самолеты на авиабазах в Южных округах России. Я вижу подводные лодки, всплывающие у берегов Индийского океана, и десантные корабли, подходящие к берегам, по которым уже маршируют солдаты русской армии, движутся боевые машины пехоты, передвигаются огромные массы танков. Наконец-то Россия завершает свой последний военный поход». (Стр.142–143).
Вы думаете это бред? Ничуть!
Скрываемый правителями России от чужих глаз «план выхода на теплые моря», наконец-то, высказан во весь голос. Мечты династии Романовых оказались голове человека, желающего их осуществить.
Сотни лет, то преуспевая, то откатываясь, вершит свои «плановые» дела Российская Империя. На глазах у всего мира. Веками не отказывалась от «целей» ни при Романовых, ни при коммунистах. И поверьте — не отойдут от «задач», от «бросков на юг» и демократы. Это черное привидение висит, как дамоклов меч, над Империей, и она все тянется да тянется к мечу.
Вот о чем писал А.В. Храповицкий, статс-секретарь Императрицы Екатерины II:
«1792 год, 26 генваря. Еще спрошены пакеты, и нашли проект Потемкинской о завоевании Персии, которого искали; — бумаги сии взяли и у себя оставили».[304]
Так что поет песенку Жириновский не свою — имперскую, старую, да и коммунист Сталин охотно подпевал этой наглой песенке сипящим голосом. Вольфович лишь видит «бросок» в современном обрамлении: танки, подводные лодки, самолеты, дивизии и армии.
Я не стану цитировать Владимира Вольфовича, этого сына юриста, по его второй статье «О собирательной роли России и молодых волках» из газеты «Известия» № 77, от 23 апреля 1994 года.
Скажу лишь, — теперь он ухватился за страны СНГ, да, собственно, Россию. Быть «Великой России» в губерниях и горе тому, кто этому воспротивится, тому и вовсе ничего не светит — и губерний не видать. Исчезнет, допустим, Татарстан или Соха-Якутия и быть по тому. Так повелел Жириновский. И — не перечь!
А план выхода к Индийскому океану, как видим, спер Вольфович у «распутницы императрицы». Ай да мастак! Даже не подумал, ведь Екатерина II спрятала «сии бумаги», дабы передать Платону Зубову, последнему своему фавориту.
Давно «ушла в мир иной матушка».
Да курилка-то — жив!
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:56

Солженицын
2
Давно все ожидали слов Солженицына о сегодняшней России. И вот, наконец, сей «великий демократ», сей правозащитник, высказался. Да так, что многие ахнули. Кто ожидал от Александра Исаевича взвешенных слов — разочарованы. Но многим его мысли понравились. Особенно тем, кто принял его рецепт «как нам обустроить Россию».
И это понятно, каким бы демократом не был русский человек, великодержавный шовинизм всегда, в какой-то мере, ему присущ. Но более всего он присущ людям, стоящим на стыке наций, так называемым, — «полукровным».
Мысль высказана не для оскорбления кого-либо, а как констатация фактов, приведенных ниже.
Особенно повезло нам, украинцам. Больше всего смешанных браков между украинцами и русскими. Казалось бы, живи да радуйся. Не получается. Люди от смешанных браков, как правило, клянутся в искренней любви к Украине, к украинцам, но сами желают быть русскими. И не важно то ли отец, русский, то ли мать. Быть русским — выгодно.
Не обошел родственными связями Украину и Солженицын. И здесь нам «повезло».
Мы не позабыли, в свое время, нам истово клялись в родстве да любви и Михаил Горбачев, и Александр Руцкой. Теперь признался в родстве Александр Исаевич.
Большое несчастье, что вокруг нас все больше и больше таких вот родичей-полукровок. Зачем вам любовь Украины? Определитесь, наконец: то ли вы — русские, то ли — украинцы. Не путайтесь между ног. Это, по крайней мере, не этично.
Беда наша в том, что если ранее нам клялись в родстве люди уходящие с политической арены, то сегодня появился человек, вернувшийся из эмиграции, находящийся в зените славы, и вдруг, «воспылавший любовью» к своей «наполовину» Родине.
Человек во всеуслышание заявил, к какому лагерю он примкнул в России. В своей статье «Выбраться из-под обломков коммунизма» (газета «Известия», № 83 от 4 мая 1994 года) Солженицын по-барски бранит Жириновского: «Жириновский — это злая карикатура на русского патриота: как если бы кто-то его фигурой хотел бы представить миру русский патриотизм — отвратительным чудовищем». И далее в этом же абзаце: «Сумасбродные крикливые и безумные заявления Жириновского не имеют почвы в психологии нашего усталого народа, измученного семидесятипятилетним коммунизмом».
Полноте, Александр Исаевич! Не лукавьте! Я вам напомню ваши слова:
«Турция — умирает, и надо брать наследство…Очень было заманчиво! — начать новое царствование со славного взятия Царьграда, недоступной мечты всех предков Николая. Действительно, когда-то же и кому-то надо выполнить эту историческую задачу России, возврат (как будто Россия там уже бывала. — В.Б.) к византийскому пепелищу, — и раз навсегда защитить всех славян. Какой-то внутренний голос подсказывал Николаю, что это время пришло и задача — на его плечах. Константинопольский посол уже составил для себя письменные инструкции от имени Государя — право в избранный им момент вызвать в Константинополь наш (русский. — В.Б.) флот с 30-тысячным десантом — и Николай подписал. Придут в Дарданеллы чужестранные флоты? Ну что ж, примем войну и со всей Европой!».[305]
Так Россия, Александр Исаевич, мыслила выйти к Средиземному морю. А то, что именно она, Россия, задавила и подорвала Турцию, Солженицына, как и царя Николая, абсолютно не тревожит. Подумаешь, Турция умирает, погибает великий народ. По Солженицыну, — туда ему дорога! Лишь бы быстрее ухватить кусок чужой земли.
Даже пепел Царьграда вспомнили. Вот только зачем — не понять. Ведь ни русских, ни славян там ранее не было. Ну, не жили, хоть умри!
А как хочется русскому державнику чем-то да породнится со стариной Царьграда.
Вы, Александр Исаевич, очень недовольны царем Николаем II, хотя, в целом, восхищаетесь династией Романовых. Поверьте, читателю прекрасно видна ваша тоска по Царьграду. Захвати русские Константинополь, пришлось бы в последний раз переписать историю России, дабы доказать происхождение великороссов не от какой-то там Киевской Руси, а от великих предков Византийской империи. Какая возможность упущена!
Так чем же вы отличаетесь от Жириновского?
Ну, сами помыслите. Только одним: вы сожалеете, что не дошли до Босфора и Дарданелл, а Жириновский — до Индийского океана. А в принципе, и вам и ему хочется совершить «бросок» на юг.
Естественно, повращавшись 20 лет в достатке за границей, вы стали русским холеным барином, вельможей умеющим скрывать, а если подать — то с толком, свои мысли. Жириновский пока «прет» напропалую. Но думаю, и его со временем «причешут». Тогда и он станет выглядеть не хуже вашего.
Глядя со стороны, между вашим национал-патриотизмом и Жириновского — различия нет. Всего лишь аппетиты разные да барского лоска у вас больше, хотя вы очень суетливы.
По поводу же: «не имеет почвы в психологии нашего усталого народа» — извините. За Жириновского голосовало почти 23 % русского народа, принявшего участия в выборах. Я очень сомневаюсь, да и Владимир Вольфович тоже, в достоверности этой цифири. Знаю солидный военный гарнизон где за Жириновского проголосовало 92 % солдат, офицеров и членов их семей.
Да и цель-то довольно «скромная» — всего-то Средиземное море и Индийский океан.
Вернемся все же к вашему «родству» с Украиной, к вашим словам:
«Подавляя в 1919-м Украину, Ленин, в утешение ее самолюбия, прирезал к ней несколько русских областей, никогда в истории не входивших в Украину: восточные и южные территории нынешней Украины. В 1954-м Хрущев, произвольным капризом сатрапа, «подарил» Украине еще и Крым. Но даже и он не догадался «подарить» Украине Севастополь — отдельный в СССР город центрального подчинения».
Ай да молодец, Александр Исаевич! А вы еще осуждаете Владимира Вольфовича. Ну, зачем же? Ведь вы близнецы-братья. «Обнюхайтесь», как говорят в России, дабы признать друг друга. И логика у вас, как у каждого русского человека, — что мое, то мое и, что не мое — тоже мое.
И Севастополь, знать, не в Крымской области, и виноват-то один Хрущев, а три Верховных Совета ни при чем.
Почитайте Аджубея, уважаемый Солженицын, и узнаете, как гнали русских уже в 50-е годы в Крым и как русские люди бежали из Крыма, где «картоха не растет».
И спасибо Вам! Вы ведь первый из сегодняшней русской националистической элиты признали: Ленин-то в 1919 году подавил и закабалил Украину.
Ай да Солженицын, как проговорился!
Ведомо ли Вам, Александр Исаевич, что в 1944 году русские на полуострове составляли значительное меньшинство по отношению к татарам и украинцам. А еще ранее, в 1666 году, по переписи (обратите внимание, Александр Исаевич, по переписи) в Крымском ханстве проживало всего 1120 тысяч человек. Из них: татар — 180 тысяч; греков, караимов, армян и евреев — 20 тысяч; украинцев — 920 тысяч, «которые занимались преимущественно земледелием, среди них 120 тысяч женщин и 200 тысяч детей».
А еще в 20 годы нашего века (это когда Россия, по вашим словам, подавляла Украину) украинцы составляли третью часть населения Крымского полуострова. И не забудьте, господин Солженицын, что еще одну треть (даже больше!) составляли крымские татары, коренной народ полуострова, о котором Вы таинственно умалчиваете. А не стоило бы. Ложь-то всегда в Истории кровью народов смывалась. Вам это ведомо.
Значит, орусачивание Крыма произошло уже во времена украинские. И, как всем известно, преимущественно отставными русскими офицерами, да их челядью, то есть, людьми пришлыми.
Неприлично, господин Солженицын, таких истин не знать, даже когда очень хочется. Не думаю, что Вам сие неведомо.
Так каждый русский демократ кончается там, где начинаются интересы Российской империи.
Вы верующий, господин Солженицын. Настало время исповедаться. И Русская церковь простит, как отпускала грехи всем, сколачивающим империю. Кстати, Российское государство (и при коммунистах) всегда восхваляло людей, проливающих невинную кровь соседей, да и русскую, и чем больше ее лилось, тем сильнее восхваляло деспота. Вспомните: Иван Грозный (полностью вырезал татар в Казани, залил кровью Новгород), Петр Первый (вырезал неповинных женщин и детей в Батурине), Екатерина II (в 18 веке ввела рабство в Украине и Белоруссии, четвертовала и колесовала пугачевцев). Я могу Вам о многом напомнить, да думаю достаточно. А ведь это самые восхваляемые, самые любимые русские государи.
В книге приведены сотни примеров лжи, насилия и жестокости — все проделывалось во благо сколачивания империи.
Излагая эти мысли, я пользуюсь только данными, опубликованными в России, то ли в старой, то ли в новой.
В частности данные по Крыму приведены из газеты «Известия» № 50, от 29 февраля 1992 года. Статья: «За чьим черепом пришла обезьяна?».
Подумайте, Александр Исаевич, возможно, она уже и за Вашим пришла…
Вернемся к Вашим, далеко не честным (я не хочу Вас оскорбить более жестким словом) высказываниям.
Цитирую Ваши мысли далее: «…А Россия вот именно так, в 24 часа лишилась 8-10 чисто русских областей, 25 миллионов этнических русских, вот так же попавших в положение «нежелательных иностранцев» — в местах, где их отцы, деды, прадеды жили издавна, даже с 17 века.».
Я не стану, господин Солженицын, с Вами спорить по вопросу принадлежности северных и восточных областей Казахстана. Каждому честному человеку ведомо, чьи эти земли, политые кровью казахских племен. Русские пришли в эти земли с мечом, а не наоборот. Вспомните разбойника Ермака. Ему случайно удалось уйти от московской виселицы, а Вы, оскорбив национальные чувства казахов, установили ему памятник в одноименном городе Ермаке.
Ведь это предки казахов противостояли ватаге Ермака. И нет ничего геройского в его жестокости и вероломстве.
Представьте себе в Саратове или Волгограде памятник Батыю или Мамаю, а в Москве — памятник Чингисхану. Или, что позволено русским, другим не позволено? Логика русского человека именно такова. Так это воспринимается, господин Солженицын, в Казахстане.
Однако вернемся к украинским землям, на которые у вас большой аппетит. Главным мотивом Ваших рассуждений о принадлежности их России «есть их преимущественное заселение русскими людьми». Вы лукавите, Александр Исаевич, как обычно.
Я привожу для Вас, и всех интересующихся, данные из последней, изданной в Москве, в России, третьей Советской Энциклопедии, о национальном составе областей Востока и Юга Украины.
Издание 1969–1978 годов.
Где же, господин Солженицын, преимущественно русские? Всем ясно, вам, русским, очень хотелось этого достичь, да не успели. Не успели орусачить эти земли, Солженицын.
Не успели!
Вы, господин Солженицын, браните коммунистов. А напрасно. Они сделали значительно больше в вопросе орусачивания народов, чем династия Романовых. Оно и понятно: Романовы сколачивали империю, а коммунисты проводили второй этап — орусачивание.
Даже на себя поглядите. Имея, как Вы пишете, украинскую кровь, Вы не стали украинцем. Вы считаете себя исконно русским. Именно коммунисты поставили дело так, что в СССР было выгоднее стать русским, чем украинцем. Я знаю сотни людей писавшихся русскими, хотя их родители были: евреями, украинцами, белорусами, немцами, татарами и так далее.
Вот Вам еще пример: Горбачев Михаил Сергеевич. У него-то среди предков 50 % украинцев на 50 % русских, но он — русский.
Хотите еще одного русского. Пожалуйста: Ленин Владимир Ильич. Во всех анкетах о принадлежности к нации писал — великоросс! А по матери он — немец и еврей, по отцу — чуваш и калмык. А Вы его браните. За какие грехи? Россию-то развалили русские: Романовы, Керенский, Гучков, Милюков, и иже с ними. Ленин Вам, великороссам, в 1920 годы заарканил, с помощью коммунистов, Украину и вернул ее в «общее российское стойло». Нате — берите!
И не прирезал он Украине ни пяди русской земли. Не из тех! Он Ваш, чистокровный великоросс! Сам признавал в анкетах, как и Вы, и Горбачев, и Руцкой, и тысячи других.
В тех условиях, условиях двадцатых годов, нельзя было восстановить губернии. Украина в 1917 году провозгласила независимость. Стала — государством, как бы Вам сие не нравилось. И проделала это после захвата власти большевиками. А именно коммунисты России, при помощи вот таких «полукровок», клянущихся Украине в любви, пять лет заливали украинскую землю кровью, дабы не выпустить из «объятий» Империи.
Напомню Вам, господин Солженицын, что в 1918 году Брестский мир с Германией, Болгарией и Турцией подписали два независимых государства: Украина и Россия. Пробелы в знании истории Вам бы, Александр Исаевич, не мешало восстановить. Здесь слова из песни, как бы Вам не хотелось, не выкинешь.
А насчет прирезания земли скажу, опираясь на исторические факты, — в состав Украины в 1918 году входило и Украинское Вольное Казачество Кубани. В те годы на Кубани, как сказываете Вы, преимущественно говорили на украинском языке. В годы, когда Россия категорически запрещала украинский язык.
Ваши предки, Солженицын, запрещали украинцам их родной язык. И запрет накладывали все ветви власти: Царь, Сенат, Дума и даже священный Синод. А позже коммунисты свирепствовали ничуть не меньше.
С 1700 по 1908 год издано 12 Царских Указов и Правительственных Постановлений, ограничивавших и запрещавших украинскую культуру и язык. А Советская Империя за 70 лет издала по этим же запретам 8 Постановлений Политбюро и Указов. Мы еще поговорим о них.
Такое-то родство у нас, Александр Исаевич. И дабы закончить вопрос, чьи предки жили в Восточной Украине в 17 веке, я приведу Вам еще одну выдержку из Большой Советской Энциклопедии (том 23, стр.563):
«Слободская Украина, ист(орическая) область в России 17–18 в.в. на тер(ритории) совр(еменной) Харьковской и частей Донецкой, Ворошиловградской, Сумской, Воронежской, Белгородской и Курской областей. Со 2-й пол(овины) 16 века заселялась укр(аинскими) казаками и крестьянами, бежавшими от гнета польских магнатов с тер(ритории) Украины, находившейся в составе Речи Посполитой».
Обратите внимание, господин Солженицын, происходило заселение земель украинцами еще до династии Романовых, т. е., до 1613 года, знать, еще при Рюриковичах. А русских там и в помине не было.
Послушайте, из каких земель состояла Московия на конец ХV-го и в начале ХVI-го веков:
«Съ 1478 года находился подъ ихъ властью Новгородъ, а въ скоромъ времени также Тверъ, Ростовъ, Ярославль. Иванъ III, справедливо прозванный Великимъ, присоединиль новыя области, лежащiя за пръделами древней Руси, и раздвинулъ границы своего государства на съверъ до Финляндiи, Бълаго моря и Ледовитаго океана, на востокъ до Урала (по Каме. — В.Б.). Его сынъ Василiй прибавилъ къ этому на югъ Рязань и Новгород Съверскiй».
К. Валишевский «Иван Грозный». Москва, 1989 год. Репринтное воспроизведение издания 1912 года.
А второй автор, Н.М. Карамзин, так описал период защиты «русской земли»:
«Скоро пришло в Москву известие о новом грозном для нас замысле Хана: он велел объявить на трех торгах, в Перекопи, в Крыме, в Кафе и в других местах, чтобы его Уланы, Мурзы, воины не слагали с себя оружия, не расседлывали коней и готовились вторично итти на Россию. Татары не любили воевать в зимнее время, без подножного корма; весною полки наши заняли берега Оки, куда прибыл и сам Великий Князь (Василий III. — В.Б.). Никогда Россия не имела лучшей конницы и столь многочисленной пехоты. Главный стан, близ Коломны, уподоблялся обширной крепости, под защитою огнестрельного снаряда, которого мы прежде не употребляли в поле».
Н.М. Карамзин «История государства Российского». Москва 1993 год, том VII, стр. 63.
На этих рубежах, господин Солженицын, Московия в XVI веке защищала свои границы. Так что фантазии оставьте при себе. Не выносите подобного сраму на всеобщее обозрение.
И послушайте, что еще поведал Н.М. Карамзин в том же томе на стр. 65:
«…наконец заключили его (перемирие между Московским и Литовским княжествами. — В.Б.) на пять лет от 25 Декабря 1522 года. Смоленск остался нашим; границею служили Днепр, Ивака и Меря. Уставили вольность торговли; поручили Наместникам Украинским решить тяжбы между жителями обоих Государств…». Так чьи прадеды где жили и кто кому прирезал земли? Неужели Вам сие неведомо? Позвольте усомниться. А если знаете, так чем же вы отличаетесь от Жириновского, знатного сына юриста?
Не хватает в России земли?
Поглядите, как она обихожена: загажена, захламлена, покинута русским крестьянином. Тысячи брошенных деревень в старинной русской Обители: в Ярославской, Ивановской, Вологодской, Архангельской, Костромской, Владимирской областях. Или перечислять еще?
Русская земля опустела — все вширь растет Империя. Все пыжится, да пыжится. Гляньте на Японию! По территории — одна российская губерния; по количеству народа — почти равна России. А может сегодня, да и завтра, Российское государство соперничать уровнем жизни и достатком с Японией? Думаю, ответ очевиден.
Так в чем же причина? Не в плохих же царях и не в коммунистах. Причины необходимо искать не на стороне, не у сопредельных народов, а у себя дома, на той земле, которая не ухожена и заброшена. Пришло время вернуться русскому человеку из сопредельных покоренных земель на свою исконную землю. Она давно заждалась человеческих рук.
«Сам я почти наполовину украинец, вырос в звуках украинской речи, люблю ее культуру, сердечно желаю всяких успехов Украине — но в ее реальных этнических границах, без захвата русских областей».
Что можно сказать, читая подобные слова «полуукраинца»? Очень стыдно за Вас. Поверьте, Александр Исаевич, не выберется Россия «из-под обломков коммунизма» с проповедниками вашего толка. Вы толкаете Россию под «обломки шовинизма». Здесь вы ничем не отличаетесь от Жириновского: два сапога — пара. Кстати, и коммунисты с вами в одном строю.
«Она (Украина. — В.Б.) не вынесет даже культурной задачи: в нынешних ее границах 63 % населения считают своим основным языком русский (в 3 раза больше, чем там этнических русских) — и надо всех их переучивать на украинский».
Человек ничего не сделавший для своей «наполовину Родины», не имеет права говорить подобные слова. Он должен полностью откреститься от родства с Украиной и предать ее до конца. Шагайте «вперед и только вперед», Александр Исаевич, зачем же на полдороге останавливаться.
Страшное горе Украины, что России удалось (да, да!) орусачить часть ее народа. Вам — это ведомо. Россия три сотни лет вела целенаправленную политику орусачивания украинцев.
Вот примеры:
Князь Шаховский, направляясь в Украину в 1734 году, получил от царицы и русских вельмож следующий наказ:
«…Шаховскому повелено искусным образом подводить украинскую казацкую старшину, дабы те женились и своячились с великорусской знатью».
Ну, как Вам сия политика? Мало? Слушайте, что повелел по поводу Украины Ваш любимец Петр Столыпин в двадцатом веке: «…объединение на национальных интересах ведет к национальному отмежеванию», поэтому «чужеродным народам необходимо это строжайше запретить». И далее: «историческим заданием русской государственности есть борьба с движением называемым в настоящее время украинским, что содержит в себе идею возрождения старой Украины и устройству малорусской Украины на автономных национально-территориальных основаниях».
Чувствуете, чью песню поете, господин Солженицын? Песню великорусской Империи. И Жириновский поет о том же.
Русскому народу позволено создать свое государство, а татарам, чеченцам — нет? Но ведь это — расизм.
Президент Казахстана, на Северные земли которого Вы положили глаз, в своем выступлении напомнил: в настоящее время более 80 % казахов говорят, преимущественно, на русском языке. Что, однако, не мешает казахскому народу строить собственное государство. Дай бог им его построить.
При том ни Украина, ни Казахстан навязывать русским свой язык не станут. В этом нет необходимости. Пожелает «этнически русский», живущий в Украине, через десяток лет занять любой государственный пост или работать в госучреждении, он сам изучит украинский язык, как нам, «инородцам», пришлось изучать русский язык в России. Все, господин Солженицын, на взаимном паритете. Другого среди цивилизованных народов не бывает. О чем Вам известно, однако, не нравится. Чувствовать же себя русским барином с закабаленным «под себя чужеродным народом» — увы, Солженицын, — время ушло.
И ушло — навсегда.
1995 год.
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:56

Глазунов
3
«…И кто более русский — Великая Екатерина — немка по рождению, руководившая Россией с точки зрения блага и процветания вверенного ей Богом государства Российского, или «русский» Хрущев, подаривший, словно свою собственность, пропитанную русской кровью землю Крыма — Украине (хоть я считаю их нашими братьями, как и белорусов)?».[306]
Избави нас, Бог, Глазунов, от таких братьев. Настоящий брат не укорит брата отданным домом, куском земли или краюхой хлеба. Тем более что нажиты они в одной семье.
Так чем же возразить, этому «примазавшемуся» к Украине брату, этому представителю русской элиты, хранителю ценностей нации и верующему человеку? Так о себе он говорит.
Совсем о Боге Вы позабыли, Глазунов. Бог всем завещал равенство и свободу. А что же вы сделали в Чечне, верующий человек? Или надеетесь, что Русская Церковь в очередной раз простит ваши грехи «во славу матушки России»?
Поглядите, совсем распутной бабой была Императрица Екатерина II. До самой смерти любовников меняла, как перчатки. А подобные деяния строго осуждаются и Богом, и церковью. Да и правление государством получила из рук убийцы — любовника Орлова, прикончившего ее законного мужа. Или Ваша церковь и Ваши верующие все прощают деспотам и развратникам, лишь бы их деяния были во имя «великой России».
Ай да мораль у русского интеллигента!
Жестоко, Глазунов, вела себя Императрица и с народом: всех загнала в крепостничество, что сродни рабству.
Послушайте, что писал еще при жизни Екатерины II секундант-майор Петр Иванович Челищев в рукописи «Путешествие по Северу России»:
«Сия драгоценнейшая половина землеродных жителей (речь идет о крепостных крестьянах. — В.Б.), без которых ничто в человеческих обществах не может прийти в совершенство, обременена узами рабства».
Вот так жила большая часть населения России при Екатерине II, свидетельствует честный очевидец жития тех времен.
Как бы Вы себя чувствовали, господин Глазунов, будучи рабом, изведав кнута дворянина? Думаю, Ваша песенка совсем другой бы стала.
Да Вам, Глазунов, плевать на народ, то ли русский, то ли украинский. Вы же барских кровей. Вам матушка дорога тем, что присоединила к России «великое пространство», покорила и поглотила со своими родичами «извечного врага» — Польшу. А попутно четвертовала и колесовала тысячи крестьян — пугачевцев, восставших против рабства, кстати, отсутствовавшего уже в те времена в цивилизованной Европе.
Позвольте Вам напомнить, что «Матушка» и передовую интеллигенцию тех времен не баловала, жестоко преследовала:
Александра Николаевича Радищева,
Николая Ивановича Новикова,
Ивана Герасимовича Рахманинова.
Какие фамилии!
Я надеюсь, Илья Глазунов, Вы читали «Путешествие из Петербурга в Москву». Вспомните: «Мать Ваша равного со мной была мнения о ничтожности должностей Ваших, от рождения проистекающих».[307]
Поглядите, каким умным был человек, как далеко глядел. А каких купцов пересажала «Матушка» в тюрьмы и казематы: Матвея Глазунова, Тимофея Полежаева, Павла Вавилова, Василия Глазунова и многих других. Читайте, Глазунов, изредка старину, только — честную.
Ваших лично предков, Илья Глазунов, уничтожила Екатерина II. Зачем же перед ней падать на колени? Поимейте честь!
Указом от 11 февраля 1793 года Императрица повелела сжечь 18656 экземпляров книг, которые были найдены в домах и лавках Николая Ивановича Новикова. И среди них: «Правила христианской жизни», «Краткое начертание географии», «Геометрию», энциклопедические словари, книги по медицине и так далее. Вы об этом позабыли начисто. Лишъ о завоеваниях помните.
Послушайте, да не все ведь «чертова баба» осуществила. Вот, например, «…греческий прожект… овладеть Крымом, истребить кочевые племена на юге, ликвидировать Запорожскую Сечь, проникнуть на Балканы, уничтожить Турцию и возложить корону нового византийского императора на голову одного из внуков Екатерины».[308]
А вот еще одну потайную мысль выдает украинец, канцлер Екатерины II, граф Безбородко: «Що дела!.. Они сами по себе идут. Господин Платон Зубов (сообщаю по секрету Глазунову — это любовник Екатерины II, ей 62 года, ему 22 годка. — В.Б.) дела расписал по тысяча семьсот девяносто седьмой год. К сему году для учреждения торговли с Индией граф Валерьян Зубов займет гарнизонами все важные места в Персии и Тибете. Суворов пойдет через Андрианополь к турецкой столице, для чего и флот готовится. Китай тоже собираются усмирить…».[309]
Глядите: на древний Китай мыслили посягнуть!
Вы думаете, Глазунов, это художественный вымысел? Ничуть. Я уже приводил выписки из официальных дневников статс-секретаря Императрицы Екатерины II А.В. Храповицкого, изданных в Москве в 1862 году.
Вот и Вам, Глазунов, цитата из этого труда на память: «1786 год, 5 июля. На рапорте Павла Сергеевича Потемкина о впадении Татар, требовать объяснения. Граница не кончена, потребно время для исполнения большаго предприятия. Граница будет Черное море, и подданство Персидских владельцев, равняющихся Герцогу Курляндскому, к тому способствовать».
Вот они — настоящие помыслы русской аристократии и их ставленницы Екатерины II. Да не сумела «Матушка» присоединить к Империи Персию и Константинополь. Иначе Ваше родство, господин Глазунов, далеко бы сдвинулось, к самим Византийским Императорам.
И Жириновский не понадобился бы сегодня.
Как же Вы ей простили все величайшие недоделки, господин Глазунов?.. Или, действительно, надеетесь на Жириновского?!
1995 год.
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:57

Лужков или «человек в кепке»
4
В 1997 году ранней сентябрьской осенью Москва в экстазе отпраздновала свое вымышленное 850-летие. Водка, вино, пиво и шампанское лились рекой. Миллиарды русских рублей швырялись направо и налево. На торжества за большие деньги были приглашены лучшие артисты Европы, пачками толпились на подмостках артисты самой Москвы, маршировали оркестры, гремели барабаны, на Красной площади повергли мифического Змия.
Веселись и пей от души.
В русской глубинке создавалось впечатление, что Москва «бесится с жиру», не знает куда девать излишки денег. Разгулялся барин.
В это же время миллионы людей в России, всего-то за 100–200 километров от Москвы, сидели без куска хлеба, детишки давно позабыли вкус молока, учителя и врачи более полугода не получали заработную плату.
Нищета захлестнула великую страну.
Но Московского градоначальника Лужкова Юрия Михайловича, под чьим руководством гремели литавры и вершилось действо, обездоленная Россия не интересовала. Он мыслил выше сиюминутных дел и потребностей, он глядел далеко вперед.
Пусть последующие поколения москвичей воздадут должное Юрию Лужкову, глядя с каким государственным размахом и с какой величайшей помпой жили и веселились москвичи при градоначальнике Лужкове в 850-ю годовщину столичного града. Народ московский в достатке имел хлеб, имел — зрелище.
Спектакль на Красной площади сначала хотели поставить по сценарию Натальи Кончаловской, написанному к 800-летию Москвы. Казалось, большевистская сталинская Москва 1947 года ничем не отличалась от Москвы Лужкова 1997 года. Спокойно можно вершить действо по старому сценарию. Москва всегда жила сытно и в достатке, а воспевалась по лживым единым мифам и при царе, и при большевиках-коммунистах, и при сегодняшних отцах-демократах. Мифы о Москве — едины и вечны, бездоказательны и неприкосновенны.
Но как сказал один умный человек, «когда мы начали размышлять о всех нашествиях (на Московию. — В.Б.), то споткнулись о правду, которая в истории не всегда была истиной».
Какая печаль!
Оказалось, в мифологии о Москве, существует значительный, как сказывал Н.М. Карамзин, «примес лжи». И здесь очень уместен дополнительный вопрос: почему же сам факт 850-летия Москвы не был поставлен под сомнение?
Ответ, как мы понимаем, очевиден: тогда все потраченные на торжества деньги остались бы в бюджете России и достались, хотя бы частично, обездоленным гражданам, а праздно шатающаяся публика оказалась бы с кукишем в кармане.
Но разве мог так поступить Юрий Михайлович с поющей ему панегирики, русской элитой? Да никогда в жизни!
При отказе от показухи и пиршества возникала и вторая проблема: ставилось под сомнение само 850-летие стольного града. Подобного Лужков допустить не мог. Имперские амбиции столичного градоначальника известны всем, кто хотя бы изредка читает газеты и смотрит московское телевидение. И посему Юрий Михайлович в своем интервью газете «Известия» накануне праздника сказал, как отрубил: «Никто нам не испортит праздник!».
И никто не посмел.
Однако уместно напомнить господину Лужкову, что в 1847 году у русского императора Николая I, лучше и глубже знавшего историю Москвы и Московии, существовало несколько иное мнение о юбилее.
«Празднуйте, как хотите и делайте, что хотите — таков был в 1847 году равнодушный ответ императора Николая I на вопрос членов правительства: праздновать или не праздновать 700-ю годовщину Москвы. Праздновать не захотели, отложив все развлекательные общенародные мероприятия до лучших времен».[310]
А уж он, внук Екатерины II, знал, как воровато его бабулька «затасовала» и «отредактировала» историю Московии, признавшись 7 августа 1791 года, что «сыграла с татарами в шутку». В нашем романе-исследовании стольному граду Москве посвящено много страниц, где читатель убедиться, что Москва основана не в 1147 году, а значительно позже — в 1272 году. И основателем Москвы явился не князь Юрий Долгорукий, а хан Золотой Орды — Менгу-Тимур, внук великого Хана Батыя.
Но мифы Москвы и Московии живучи, как и имперские амбиции Лужкова.
Так что праздновали Лужков и сотоварищи не 850-летие Москвы, а всего лишь 725-летие. Тоже — юбилей, правда, какой-то усеченный и неполновесный. Но когда деньги в избытке их можно потратить на что заблагорассудится. Что и проделал Юрий Михайлович в сентябре 1997 года.
Даже великий мистификатор XX века — Иосиф Сталин, все измерявший масштабно миллионами: и убитых, и погибших от голода, и тот 800-летие Москвы повелел отпраздновать всего лишь трудовыми подвигами, вечерними гуляниями, да закладкой камня в честь будущего памятника Юрию Долгорукому.
Правда, товарищ Сталин еще повелел отчеканить памятную медаль в честь 800-летия Москвы и особо отличившихся поощрил этим знаком.
Но, естественно, сталинским празднованиям было очень далеко до помпезных мероприятий господина Лужкова.
Иосиф Виссарионович пожелал также отыскать в Киеве останки Юрия Долгорукого и перезахоронить их в честь праздника в центре Москвы. Какая грандиозная мифологическая акция могла бы произойти: наконец-то, Юрий Долгорукий был бы отнят у «малороссов» и передан «великороссам». Да не на бумаге и по лживому «летописному своду», а всерьез, физически. Но так уж случилось, что сие мероприятие не выгорело. Не нашли останков древнего Рюриковича.
А Юрий Михайлович об останках и заикаться не стал. Не тот человек. Где видано, чтобы московит — да просил у «малоросса». Нонсенс! Московиты с далекого XIII века все брали без спроса: то ли хитростью, то ли разбоем. Так уж повелось. А привычки, как мы знаем, очень тяжело позабыть.
Я не стану в этом разделе специально для Юрия Михайловича, повторно, описывать весь ход омерзительного разбоя, учиненного Московскими правителями за сотни лет, то ли против Твери, то ли против Новгорода, то ли против Киева, Пскова или Казани. Об этом поведал читателю в предыдущих главах.
Прошу лишь обратить внимание, что все факты, нами исследуемые, взяты из исторических сочинений русских авторов. В повествовании очень мало ссылок на историков других государств, хотя те критически и объективно осмыслили разбой Московии за прошедшие столетия.
В том и состояла задача, дабы показать русскую историю в обнаженном виде, пусть читатель сам делает выводы, пусть увидит всю историческую преемственность творимого Московией.
А сейчас опять вернемся к господину Лужкову.
Я надеюсь, читатель помнит, как на первой стадии своего служебного становления Московского управителя, Юрий Михайлович Лужков на вопрос: так что же нам делать с Украиной, не отдающей России Крым и Севастополь и настаивающей на разделе Черноморского флота? — Ответил определенно и конкретно: Предупредить, что Россия может и силу применить!
Это был ответ «мастерового человека, пришедшего к власти с низов». Говорил он, что думал. Но этикету Юрий Михайлович обучился быстро и вскоре стал излагать те же мысли совсем другими, заумными словами.
«В Совете Федерации (России. — В.Б.) создан комитет, который готовит данный вопрос (отторжение Крыма от Украины. — В.Б.), подводит под будущее решение юридическую базу… Так что я лично не теряю веры в успех. При этом, конечно, не должно быть никаких «силовых» движений, братское соседство не может пострадать».[311]
Как видим, и господин Лужков метит к украинцам в «братья», не забывая при этом утащить у «брата» «лакомый кусок».
Вот таков — братишка!
Единственным, чем отличается Лужков от своих единомышленников-державников: Солженицына, Жириновского, Глазунова и прочих, так это — откровенной нахрапистостью и наглостью. Он не единожды посещал и Севастополь, и Симферополь, хотя и объявлен в Украине персоной — нежелательной.
Как истинный московит, он всегда плевал на чужое мнение. Однако, даже зная наглость этого человека, я попытаюсь напомнить факты, которые он сознательно умалчивает или не знает, все талдыча: «Севастополь — город русской славы!».
Но сначала поговорим о Крыме.
Довожу до сведения Лужкова, что до XVIII века ни нога московита, ни нога великоросса в Крыму «державно» не ступала. А если и побывала, то это была нога всего лишь гостя или «вассала» Крымского Хана. Предлагаю Юрию Михайловичу никогда не путать ноги людей Киевской Руси с ногами «московитов» или «великороссов», создавших Московское государство. Господин Лужков, эти ноги разные: одни — славянского этноса, другие — финно-татарского.
Послушайте, Лужков, умного великоросса-историка, профессора Московского Университета второй половины XIX века Сергея Михайловича Соловьева, сочинявшего мифологию истории Русской Империи, но, одновременно, ронявшего золотые крупицы истины, дошедшие до нас.
«Для скорейшего и выгоднейшего заключения мира Петр хотел изумить… турок (то есть, устроил блеф. — В.Б.); он отправил своего посланника Украинцева в Константинополь на русском военном корабле «Крепость»… и хотя на востоке дела шли успешно, хотя там татарские орды (ваши Московские единокровные родичи. — В.Б.) с громким названием царств покорялись царю Московскому (обратите внимание, в 1700 году царь еще был не Российским, а всего лишь — Московским. — В.Б.), но на юг, в Крымскую орду, продолжались посылаться поминки (дань! — В.Б.). Эта посылка (дани. — В.Б.) прекратилась, когда русский военный корабль появился перед магометанским Стамбулом».[312]
И произошло сие событие только в 1700 году.
«18 августа 1700 года в Москве сожжен был «преизрядный фейерверк»: царъ Петр Алексеевич праздновал турецкий мир, приобретение Азова, уничтожение обязанности посылать поминки (постоянную дань! — В.Б.) в Крым».[313]
Вот такие, Юрий Михайлович, пироги. Не Московия до 1700 года была хозяйкой Крыма, а Крымский Хан получал дань с Московии. В этом, как вы понимаете, «русской славой» пока что «не пахло». Сии факты забывать не стоит. Учтите, русская история, запустив в свое «великое прошлое» «примес лжи», об аналогичных фактах старалась умалчивать. Почему Вам об истине необходимо постоянно напоминать.
Еще напоминаю московскому градоначальнику, что после Прутского похода, состоявшегося в 1711 году под личным руководством Петра I, когда он побывал в унизительном окружении у турок и Крымского Хана и лишь за большие деньги был выкуплен, а не отправлен в Стамбул, Москва потеряла и Азов, и весь вымышленный блеск на Черном море.
Почти 30 тысяч трупов положил Петр на берегах реки Прут из имевшейся под его рукой армии в 43 тысячи солдат. И не стоит Вам, Юрий Михайлович, забывать, что в окружении у реки Прут под Нов. Станилешти была повержена армия, два года ранее праздновавшая Полтавскую победу. Полтавская битва на этом унизительном фоне выглядит совсем по иному.
Хорошо, что хоть царя-то откупили у турок!
Только при Екатерине II, в 1783 году, Крым был присоединен к Российской Империи.
Обратите, господин Лужков, внимание — присоединен был с коренным населением — крымскими татарами, о существоваеии которых Вы постоянно забываете.
А теперь, Юрий Михайлович, давайте вспомним, чьи же головы и жизни были положены в Причерноморье. Ведь Вас прямо зациклило: русские да русские!
Как всем ведомо, на юге Украины в 1776–1799 годы действовало две армии: Украинская и Екатеринославская, общей численностью (в разные годы) от 60 до 160 тысяч человек. Комплектовались армии, преимущественно, выходцами с Южных губерний, захватывая сегодняшние области: Воронежскую, Курскую, Орловскую, Белгородскую, Черниговскую, Сумскую, Киевскую, Полтавскую, Харьковскую, Днепропетровскую, Запорожскую. Господину Лужкову не стоит забывать, что первые четыре из названных областей в те времена носили название Слободской Украины, где проживали украинцы. Я даже приводил выписку из БСЭ, третье издание, господину Солженицыну, подтверждая сей факт. Повторяться не стану.
Итак, от Воронежа и Орла до Запорожья и Киева, на территории завоеванной к тому времени Русской Империей, проживало (1770 год) не менее 4,5 миллиона украинцев. Я сознательно занижаю эту цифру.
Если мы вспомним, господин Лужков, что военную повинность отбывали крепостные крестьяне, чем варварски Вы облагодетельствовали «братьев», от 100 человек — один в принудительном порядке, то единоразовый годичный призыв составлял не менее 45 тысяч солдат. Итого, за двадцать лет Российcкой Империей было поставлено под ружье около одного миллиона украинцев.
А так как Империя в те годы вела захватнические войны по всему периметру государства (война с Пруссией, завоевание Сибири, войны со Швецией и Польшей, захват Казахстана, Персидские походы и т. д.), то вполне ясно где сложили свои головы солдаты-украинцы: естественно, в сражениях от Кубани до Дуная, хотя побывали и в других местах.
Не стоит забывать, что в 1796 году, после третьего раздела Польши, в Русской Империи количество украинского населения увеличилось до 10–12 миллионов человек.
Так что «пушечный материал» почти утроился. Стало возможным призывать в армию по 80-100 тысяч украинцев в год.
Послушайте, Юрий Михайлович, справку, где проживали украинцы и в каких количествах к концу ХVIII века. Справка взята из «Истории Украины» Ореста Субтельного.
Именно по такой «Истории Украины», написанной профессором Йорского университета Орестом Субтельным, на Западе изучают историю украинского народа.
Кстати, господин Лужков, Россия отчего-то изучает не Историю русского народа, его становления и развития, а мифическую историю Российского государства, пытаясь завуалировать, что само это государство отпочковалось от Империи Золотой Орды, и образующим этносом Московского государства стали финно-татарские племена.
И начинаете Вы изучение Истории своего государства совсем не логично, с Киевской Руси, а не с норманского прошлого династии Рюриковичей. Как-то с середины начинаете, совсем позабыв, что историю государства творит народ, а не его пришлый повелитель.
А зачем Вам, русскому истеблишменту, понадобилась эта ложь, давно всем известно.
Но вернемся в Черноморские степи.
Глядя на вышеприведенную таблицу, я надеюсь, господин Лужков, Вы отчетливо понимаете, чьими костями вымощены степи Причерноморья и Крыма. Не забывайте и то, что с Х по ХVI века эта земля, вообще, то ли принадлежала украинцам (Киевской Руси), то ли они в нее хаживали, как к себе домой. А московиты, Ваши предки, в те времена отличались, как правило, на реке Оке и значительно севернее.
Имейте честь, уважаемый, не приписывайте себе воровато — чужое.
Настало время, Юрий Михайлович, поговорить «о городе русской славы — Севастополе». Как мы все понимаем, слава к городу Севастополю пришла во время оборонительных боев Крымской войны в 1854–1855 годах и во времена боевых действий Второй мировой войны под Севастополем (1941–1942 годы и 1944 год).
Итак, освежим в памяти факты Крымской войны ХIХ века.
Военные действия в Крыму начались с высадки десанта противников России 2(14) сентября 1854 года. Ограниченный союзный десант (войска Англии, Франции и Турции) состоял всего лишь из 62 тысяч человек и высаживался на берег несколько недель. Русская армия в те дни в Крыму имела 33,6 тысяч человек и 18-тысячный гарнизон в Севастополе. То есть, силы были равны.[314]
Но войска Русской Империи в 1854 году в Крыму были разбиты сначала на реке Альме, позже в Балаклавском бою и окончательно разгромлены в Инкерманском сражении. Как видим, военные действия велись практически в черте города Севастополя. Сегодня и Балаклава, и Инкерман составляют часть городской территории. Но русские генералы и адмиралы, воюя в своей стране с экспедиционным десантом, не смогли не только создать военного превосходства в силе и быстрыми концентрированными ударами спихнуть врага в море, но даже наладить взаимодействие армии и флота.
Таково военное умение русского генералитета в Крымской войне под Севастополем.
А союзники, не в пример русским генералам и адмиралам, в 1855 году увеличили свои силы, подвергли жесткому многократному штурму Севастополь и 28 августа (9 сентября) город был взят противником. Русский генералитет расписался в своем полном бессилии. Хотя многие генералы и адмиралы (Корнилов, Нахимов, Тотлебен) проявили в боях свою личную солдатскую храбрость. Но генералов и адмиралов судят по их полководческим делам, а не по умению ходить в атаку и погибать. Это удел солдата.
Здесь и настало время напомнить господину Лужкову о солдатах и матросах защищавших Севастополь. Ведь только убитыми под Севастополем полегло 102тысячи человек, не говоря о раненных — более 300 тысяч человек. Русские генералы и адмиралы никогда, ни в одной войне, не берегли солдат и матросов. Тем более — солдатскую массу составляли преимущественно инородцы.
Послушайте фамилии особо отличившихся солдат и матросов при первой обороне Севастополя: П. Кошка, И. Димченко, Ф. Заика, И. Шевченко и т. д.
Крымская армия и в 1855 году состояла в своей массе из крепостного (порабощенного) украинского крестьянина.
Особенно теплые слова хочется сказать о поистине легендарном герое первой обороны Севастополя — матросе Петре Кошке, украинце из села Ометинцы Винницкой области. Петр Маркович Кошка родился в 1828 году в семье крепостного крестьянина, сам состоял в рабстве у русского барина, и его дети закончили жизнь, работая на русского помещика. Такова была благодарность Русской правящей элиты героям, защищавшим ее интересы в сражениях.
Вот, Лужков, кто принес славу Севастополю в обороне 1854-55 годов. Именно они, украинские парни, полегли на подступах и в самом Севастополе в те далекие годы.
Прогнившая Российская Империя встретила Крымскую войну на Черном море имея деревянный парусный флот, который за непригодностью пришлось затопить, как старую рухлядь, так как подошедшие французская и английская эскадры имели в своем составе 4 линейных корабля и 50 фрегатов броненосных и паровых.
А Россия, как испокон веков повелось, бросила на чужую превосходную технику «человеческий пушечный материал». Собственное неумение и тупость закрыли человеческими жизнями. Если в этом, господин Лужков, состоит «русская слава» Ваших правителей и генералов, то в этой ипостаси Вы обошли весь цивилизованный мир. Здесь Ваш приоритет умалять не стоит.
Но в той Крымской военной эпопее есть еще один момент, о котором господин Лужков, попросту, не ведает или сознательно умалчивает.
Война-то велась не только в Крыму, но и на Дальнем Востоке, и на Кавказе. Во время Крымской войны существовала еще и «героическая оборона Петропавловска-Камчатского», где англичане и французы высадили десант 20 августа 1854 года и попытались отторгнуть от Российской Империи Камчатку.
Довожу до сведения Юрия Михайловича Лужкова, что обороной Петропавловска-Камчатского в 1854 году руководил губернатор Камчатки генерал-майор В.С.Завойко, украинец по рождению. Он не сдал врагу Петропавловск, отстоял его в бою, сохранив для Империи, как сам город, так и Камчатку в целом.
Вот такие факты, господин Лужков, вы запросто упускаете из вида. Если судить по Вашей логике, то и украинцы, во времена Крымской войны, заимели город украинской славы — «Петропавловск-Камчатский». Даже следуя Вашей логике, украинцы на Камчатку и Петропавловск-Камчатский не претендуют.
Я думаю, украинцы, положившие у стен Севастополя десятки тысяч своих сынов и дочерей, имеют не меньшее право считать его «городом украинской славы», чем господин Лужков.
Будем честны до конца, ведь русские всего лишь успели пораньше застолбить своим бездарным генералам и адмиралам «липовую» славу, да воспеть ее в песнях. Заверяю московского градоначальника, что поэты и композиторы Украины со временем сумеют восстановить этот пробел. Все понимают, и Лужков в том числе, если бы украинец посмел воспеть своих севастопольских героев ранее, во времена Империи, то ли Романовской, то ли большевистской, то закончил бы жизнь на виселице или в тюрьме.
Русский истеблишмент жестоко карал людей пытавшихся посягать на его лживую историческую и героическую мифологию.
Вспомните, Лужков, Москва преследовала поэта Владимира Сосюру всего лишь за стихотворение «Любить Украину».
О второй Севастопольской обороне 1941-42 годов и его штурме в мае 1944 года я постараюсь говорить мало.
Как и в прежние годы на Черноморском флоте служили преимущественно украинские парни.
Естественно, генералитет и в Советской империи в своей массе был русским.
Замечательный совет господину Лужкову дал глава одной из городских администраций Юга Украины, посоветовав всего лишь посетить Севастопольский мемориал и убедиться в преимущественно украинских фамилиях, особо отличившихся, и заодно поклонится десяткам тысячам солдат всех национальностей, похороненных под могильными плитами на воинских кладбищах Крыма и Севастополя.
Мы должны отчетливо понимать, что за общую родину в прошедшей Второй мировой войне положили головы люди всех национальностей, проживавших в Советском Союзе. Каждый из погибших принес славу своему собственному народу. И должно быть стыдно господину Лужкову делить военную славу живых и погибших на «русскую» и «не русскую».
Ему отвечать перед солдатами-героями.
Мне лишь хотелось объяснить московскому градоначальнику, что городов «русской славы» на территории бывшей Империи не существует, и существовать не может. Русская Империя всегда была многонациональной, и сам по себе русский народ в ней никогда не составлял обычного арифметического большинства. Не стоит забывать, в Советской русской Империи к русским записывались кому не лень: евреи, белорусы, татары, украинцы, немцы, чуваши, мордва, башкиры, поляки, марийцы, якуты, ненцы, карелы и многие другие.
Орусачивание приветствовалось и поощрялось повсеместно.
Специально для Юрия Михайловича рассказываю притчу, поведанную недавно газетой «Известия»:
«…Согласно переписи населения в 1989 году в области (Еврейской автономной. — В.Б.) было 8800 евреев. Потом 11126 уехали в Израиль. Осталось 12500 (евреев. — В.Б.). Этот арифметический парадокс объясняется просто: когда пятая графа становилась препятствием в карьере, люди предпочитали скрывать свою национальность».[315]
Если считать, что в каждой области бывшего Союза набиралось «липовых русских» среди всех народов хотя бы такое же число, то можно судить о масштабе орусачивания.
Так что и в армии, и на флоте на одного русского всегда приходился хотя бы один — не русский.
Помните об этом, господин Лужков!
Однако, Юрий Михайлович, Вы позабыли и по сему не посягаете, по крайней мере, еще на десяток «городов русской славы». Напомню Вам несколько из них.
Возьмем — Порт-Артур.
Русская Империя в 1904 году и там потерпела поражение, где солдаты, как всегда, свою миссию выполнили до конца.
А какой замечательный вальс «на сопках Маньчжурии» написал участник войны. Мне лично этот вальс нравится значительно больше «севастопольского вальса».
А Вам, Юрий Михайлович?…
Вы отчего-то позабыли предъявить претензию великому Китаю на этот «город русской славы». Мне абсолютно не хочется даже допускать мысли, что Вы слегка трусите, отчего и помалкиваете.
Или вот еще один «город русской славы» — Варшава!
Ваши предки брали этот город и защищали его более десятка раз. Вспомните, сам генералиссимус Суворов вырезал в Варшаве население, как обычный бандит. Почему же позабыли об этом городе? Ведь много раз приходили, покоряли, усмиряли, защищали и бросали, уходя восвояси.
А как, Лужков, Вы позабыли о Киеве?
Тоже — «город русской славы»! Вспомните: еще в 1169 году Ваши предки (финские племена: меря, весь, мещера, мокша, а проще-народ Моксель) пришли из «Залешанской земли» и «взяли на щит град Киев». Даже своровали знаменитую икону и увезли в страну Моксель — будущую Московию.
А «город русской славы» — Грозный? Поглядите, какие величайшие руины вы оставили после себя! Элементарно уничтожили более ста тысяч людей, сотни тысяч обездолили, и позабыли обо всем, как будто и не ваших рук дело.
Много, Лужков, городов можно отнести к «городам русской славы». Думаю, Вы и сами должны, наконец, понять весь комизм и трагизм этого лживого изречения.
Мифы, Юрий Михайлович, всегда рассеиваются: и лживые, и сладостные.
Я советовал бы Вам, господин Лужков, изредка читать труды и статьи умных русских людей. Например, профессора, заведующего кафедрой Московского института международных отношений Ю.М.Колесова, давшего исчерпывающий ответ на Ваши притязания по Крыму и Севастополю еще в 1995 году.
Послушайте.
«И Украина, и Россия являются членами ОБСЕ, и для них положения Заключительного акта обязательны. Даже само заявление претензий на часть территории другого государства уже является противоправным, грубым нарушением общепризнанного международного права. И, конечно, если применением или угрозой силы (есть такой термин) попытаться решить территориальный спор в свою пользу, это подпадает под определение агрессии со всеми вытекающими последствиями».[316]
Довожу до сведения московского градоначальника, что профессор Ю.М.Колосов является арбитром Постоянной палаты Третейского суда в Гааге, куда Лужков и собирается жаловаться.
Так что, Юрий Михайлович, пора бы Вам приостановить свои мичуринские исследования по выводу новых ПУКСов, по уже запатентованому методу писателя В.Войновича, тем более на уровне, как Вы сказывали, Совета Федерации России.
Советую господину Лужкову также заглянуть в БСЭ, третье издание, том 23, стр.104. Вот, что на той странице сказано: «Севастополь, город республиканского подчинения Крымской области УССР».
Не солидно врать, Юрий Михайлович. Вы на каждом шагу говорите, что Севастополь всегда был городом союзного подчинения. Но это элементарная ложь. Энциклопедию редактировали десятки, даже сотни советских, преимущественно русских, академиков и профессоров. А Вы пытаетесь сегодня выставить их глупцами, не ведавшими, что писали. И издавалась энциклопедия в Москве, абсолютно, как понимаете, без нажима из Киева.
Очень уж жидким получается, Юрий Михайлович, Вами приготовленный московский щец. Одна вода.
Послушайте, господин Лужков, еще одного умного русского академика: «Москва — Символ, Образ, Тип Русской власти. С ее мессианской и универсалистской претензией на весь мир…Эта власть, проистекающая из конфликта, который она (Москва) разрешает по-ордынски: уничтожением конфликтующего, а не соглашением с ним. И это касалось всего и всех: городов — Тверь, Новгород, Псков, Казань; сословий — бояре, дворянство, стрельцы, крестьяне; и любых других образований, включая церковь. Это власть — победитель, которой нужны, однако, все новые и новые противники. Без них она не власть».[317]
Может в этом и состоит, господин Лужков, и весь смысл Ваших притязаний к Украине. Я ведь по праву назвал Вас московитом.
Именно Вы сегодня являетесь носителем этого типа ордынской московской власти. Именно люди с вашими имперскими взглядами и убеждениями всегда правили в Москве и Московии, постоянно выискивая врагов среди соседей и лизоблюдствуя перед матерью — Золотой Ордой.
Как видите, Ваши повадки остались прежними. Вас ничему не научило время.
А сейчас, Юрий Михайлович, еще раз вернемся к сегодняшнему благополучию Москвы. Поглядим, действительно ли оно зиждется на труде людей стольного града и лично Вашем умении руководить городскими делами. Или может московское благополучие происходит совсем из иных источников.
Если внимательно посмотреть на ситуацию, побывать в далеких русских регионах, послушать голодных людей, да побеседовать с Вашими коллегами — губернаторами, складывается совсем иная, даже жуткая картина сегодняшнего пиршеского состояния Москвы.
Послушайте обычные вести из Красноярского края, этой России в уменьшенном виде: «В Красноярском крае все отчетливей видны характерные черты колонии. Вершки и корешки поделены так: краю — дым и отходы сырьевых производств, работа за невысокую зарплату, из края — прибыли. Здесь — ископаемые, там (в Москве. — В.Б.) — деньги от их извлечения!
Бюджет края формируется всего лишь из 11 % валового регионального продукта».[318]
Господин Лужков, даже совсем несведущие в экономике люди понимают, что остальная налогооблагаемая часть Красноярского краевого валового продукта в размере 89 % находится в Москве. Не в Иркутске и не в Хабаровске или Рязани!
Вот такие новые гибриды ПУКСа Вы, Лужков, выращиваете сегодня.
Кстати, хочу Вам напомнить, что Ваши московские предки-правители поступали так издавна: дважды под корень разграбили Новгород, многократно Тверь, Рязань, Казань, Киев, Крым, Бухару, Фергану, Сибирь, Якутию и т. д.
Послушайте, о чем еще поведала нам вышеназванная статья: «И если А.Лебедь победит (на выборах губернатора края. — В.Б.) в Красноярске, одной из интриг предвыборной президентской компании станут попытки А.Лебедя перекроить российскую карту концентрации капиталов. С кем бороться будет А.Лебедь, тоже ясно. С Ю.Лужковым, мэром города, где сконцентрировано 86 % денег страны (России. — В.Б.)».
Вот, господин Лужков, почему Вы позволяете себе швырять сотни миллиардов рублей на мифические юбилеи Москвы, да на прочие презентации и стройки. Москва всего лишь паразитирует на тяжком чужом труде, неся народу глубинной России колоссальное обнищание уже не примитивным разбоем и грабежом, а современным экономическим порабощением.
Посему всем ясно: зачем Вы летали в Красноярск и призывали жителей края голосовать за сегодняшнего главу администрации. Ведь именно он позволил Москве запустить руку в карман своих земляков. Но даже народ в глубинке России стал различать московскую ложь. Потому и зашелся в истерике на телевидении Ваш протеже господин Зубов, проиграв с треском первый тур выборов, что, наконец, и он понял: Москве после поражения на выборах он будет не нужен. И завопил: «срочно отдайте зарплату красноярским труженикам!».
Верно сказал А.Лебедь, выигравший первый этап выборов: «А что ему мешало требовать деньги два года назад?».
Все, Юрий Михайлович, понимают, что кроме Москвы ему никто мешать не мог.
И дабы все знали, что сие горе касается не одного региона России, послушайте еще одного губернатора.
«Опасайтесь политиков, которые говорят, что служат народу. Чаще всего они врут. Как вы представляете: выбрал народ президента (или генерального секретаря, или царя) и сидит тот в Кремле и служит народу? Особенно заметно, как его окружение служит! Собрали 95 % всех денег в Москве и «служат».[319]
Вам приведены слова и мнение господина Михаила Прусака, губернатора Новгородской области.
Врезал, как в лоб дал. Молодец!
Я не стану напоминать господину Лужкову, что поведали многие иные губернаторы и ученые России. Нет смысла приводить множество тождественных примеров. Достаточно этих.
Последнее, Юрий Михайлович, о чем хочу Вам поведать. Я сознательно не стал упоминать о Вашей поистине титанической борьбе в Москве с «лицами кавказкой национальности». Это семечки по сравнению с тем, чему Вы, как московский градоначальник, сознательно потворствуете.
Послушайте, какими «писаниями» сегодня наполнена Ваша Москва: «Да, мы призваны стать господами этого мира, потому, что так захотел Господь. И если для исполнения Его Воли нам потребуется утопить в крови пару миллиардов инородцев, мы ни на секунду, ни на минуту не задумаемся, гуманно это или нет, соответствует ли это правам «человека». Чушь!..
Наше Белое дело — это святая миссия утверждения Русского духа по всему миру, поскольку только наша раса (имеется в виду русская раса! — В.Б.) достойна господствовать в этом мире».
И далее, там же, слова из гимна Русского национального единства:
«Нам не страшны ни пули, ни снаряды,
Мы верим в то, что сможем победить:
Ведь в мире должен быть один Порядок
И он по праву Русским должен быть».
За этими словами, господин Лужков, последовали действия: в мае месяце в московских Лужниках был зверски убит простой азербайджанский парень. За этим последовали издевательства над гражданами Бенина, Судана, ЮАР, взрыв еврейской синагоги. И газета «Известия» в № 86 от 14 мая 1998 года верно констатировала: «Не признавая существования доморощенных расистов, власть поощряет их на новые действия».
А этим «шалунам», Лужков, тоже не хватает Севастополя. И кое-чего еще…
Каждый, не приемлющий фашистской идеологии, вправе, Юрий Михайлович, задуматься и задать себе вопросы: зачем Лужкову надобен собираемый в специальном комитете Совета Федерации материал по Крыму и Севастополю? Какую «юридическую базу» Вы готовите себе на будущее? Ведь честные ответы по Крыму и Севастополю давно всем известны. Даже ООН по этому вопросу высказалась.
Не обижайтесь, господин Лужков, за параллели, но Александр Бовин очень своевременно напомнил миру слова Юлиуса Фучика: «Люди, будьте бдительны!».
Никто не вправе забывать: пока гитлеровская элита готовила в кабинетах материалы об «утерянных германских землях», штурмовики с ножами «резвились» на улицах.
Не будьте так самоуверены.
Остановитесь и задумайтесь.
1998 год.
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:59

Вторично: Солженицын
5

(Продолжение, 1998 год)
Написав главу «Солженицын» где-то в году 1994, я не думал, что придется дополнять ее. Я верил, вернувшись в Россию, Солженицын, обладающий и умом, и возможностью аналитически мыслить, со временем успокоится и поймет абсолютную неизбежность краха Российской Империи. Хотелось надеяться, что Нобелевский лауреат честно и беспристрастно отнесется к развалу Империи на «куски», как он сам пишет. Тем более, что «исконная земля» русского народа — Московия осталась в целости и сохранности в составе Российской Федерации.
Однако оказалось, что время не успокаивало и не лечило этого человека, а еще более озлобляло и ожесточало по отношению к отдельным народам, посмевшим отвергнуть «ласку старшего брата». Его многочисленные интервью, беседы, прямые телефонные линии выдержаны в откровенной ненависти к Украине, Чечне, Грузии и, отчасти, к Казахстану.
Только за последние годы лично мне, не искавшему встреч с писаниной Солженицына, попались на глаза его следующие назидания человечеству:
— «Сестра моей работы и мать моих детей…» (Газета «Комсомольская правда», 31 декабря 1994 года, стр. 1–2).
— «Желтое колесо». (Газета «Аргументы и факты» № 2 и№ 3 за январь 1995 года).
— «Разговоры с Александром Солженицыным. (Газета «Комсомольская правда», 23 апреля 1996 года, стр.3–4).
— «Славянская трагедия». (Газета «Труд», 29 мая 1998 года, стр.5).
И с каждым последующим выступлением маститый писатель ведет себя все более шовинистически откровенно. Особенно велкую ненависть питает этот человек к национально мыслящим украинцам, не поддавшимся орусачиванию за многие десятилетия. Достается, однако, всем, даже государственным деятелям Украины. Здесь Солженицын опускается до элементарного хулиганства. Ему ничего не стоит обозвать людей, занимающих государственные посты в Украине, «наглыми обманщиками, бессовестными людьми, предателями, националистами» и прочая, и прочая.
Как будто бы эти люди должны служить не украинскому народу, а Российской Империи. Старый русский шовинистический синдром со времен Мазепы, Петлюры, Бандеры и других.
Солженицин из интервью в интервью, из статьи в статью с настырной последовательностью предъявляет одни и те же территориальные претензии к сопредельным государствам и народам. Все его претензии абсолютно бездоказательны и голословны, лишь опираются на «формулу Жириновского», мол, русский солдат уже «мыл свои сапоги» на тех землях.
Солженицын не тот человек, который не знает исторических истин. Он их знает. Но приемлет только те, которые стоят на страже Российской Империи. Знает, что существующая мифическая история Империи насквозь лжива, вымышлена и состряпана русскими «державниками» за последние, всего лишь, 200 лет, дабы оправдать захват чужих земель и подтвердить, так называемое право Москвы на «собирание земли русской».
Будучи ярым сторонником «Великой и неделимой», он понимает, что есть вещи, потеряв которые, Россия уже никогда возродиться в Империю не сумеет. Вот отчего он так яростно «поет песню» о хотя бы Союзе четырех: России, Белоруссии, Украины и Казахстана. В этой идее кроется его секрет: сберечь ядро Империи, а остальные «куски» со временем прирастут.
Он сегодня признается: «я убежденный противник «панславизма»: это всегда был для России замах не по силам». Глядите, он не осуждает саму идею покорения Россией славян, а констатирует лишь — не хватайте непосильное, иначе надорвемся.
И видя, как медленно и трудно, но необратимо, происходит становление новых независимых государств, наконец-то, разорвавших путы Империи, Солженицын, как отъявленный русский шовинист, прибегает к словесной диверсии, чтобы подорвать стабильность этих государств, стравить одних с другими, и выиграть время. Поэтому и сегодня актуальны слова:
— Будьте бдительны.
Стоит и сегодня остерегаться «державников» типа Солженицына. Им в который уже раз мерещится «Великая и Неделимая». Такие вот солженицыны да лужковы все будут делать для создания то ли новой, то ли старой «тюрьмы народов».
А теперь вернемся к конкретным притязаниям Солженицына. Однако, не станем уподобляться Александру Исаевичу, всего лишь, напирающему на совесть, да бездоказательные «истины». Давай, уважаемый читатель, совместно с тобой повторно изучим притязания и претензии к соседям господина Солженицына.
Итак, в газете «Комсомольская правда» от 23 апреля 1996 года воспроизведен телефонный разговор Александра Исаевича с читателями газеты, под заглавием: «Разговоры с Александром Солженицыным». Что интересно, по изложению разговора в газете, ни один человек, звонивший в газету, не задал Солженицыну вопроса о его отношении к Украине. Ответы на вопросы шли к концу, время разговора с читателями заканчивалось и вот тогда господин Солженицын, увидев, что вопроса не дождется, по своему хотению стал изрыгать грязь на, казалось бы, дружественное государство.
Однако надо заметить, что в этот раз прозвучала и новая мыслишка, позаимствованная Лауреатом у Екатерины II. Произошло, имперское шовинистическое единение Императрицы с писателем. Верующему русскому человеку конца ХХ века вполне сгодились шовинистические мысли «распутной бабы» конца XVIII века. Вот что значит — «имперская потреба».
Послушаем слова Александра Исаевича:
«Отколотая Галиция, которую Александр I просто не позаботился вернуть в Россию (Галиция никогда Российской Империи не принадлежала; этакое, солженицынское словоблудие! — В.Б.), Австрия отдала бы ее охотно — там в течение полутора столетия насаждался (кем насаждался —
Солженицын скромно умалчивает. — В.Б.) антимосковский, антирусский характер. Он сегодня владеет украинскими шовинистами (так голословно писатель перекладывает свою болезнь на других. — В.Б.), которые терроризируют (?!) и заглушили украинское население (какая «отческая» забота об украинцах! — В.Б.), провели весьма фальшивый украинский референдум 1991 года».
Глядите, как откровенно грязно и нагло сей диссидент излагает свои мысли: вот задавили бы мы, русские, Галицию в начале Х1Х века и никто бы не посмел мешать России орусачить этих «малороссов».
А иначе глядите, эти неорусаченные украинцы — галичане, взяли да провели «фальшивый референдум». Мол, «затерроризировали» всех украинцев от Харькова до Львова и от Симферополя до Киева.
Я, надеюсь, читатель чувствует всю глубину величайшей солженицынской ненависти к украинцам и украинскому государству. Мысль о существовании украинского государства доводит Солженицына до бешенства. Ему наплевать на волеизъявление народа Украины, кстати, и русскоязычного, в том числе. Солженицынский шовинистический дух не приемлет результатов народного волеизъявления, идущих во вред Российской Империи, даже в том случае, если за Украинскую государственность голосует более 90 % голосующих.
Александр Исаевич, а ведь это признак маразма — отрицать неоспоримые факты.
Напомню господину Солженицыну истинного автора им украденной мыслишки: «Вошел c почтой после Пушкина. Сказывали (Екатерина II сказала. — В.Б.), что»… со временем надобно выменять у Императора (Австро-Венгерской Империи. — В.Б.) Галицию: она ему не кстати, а нужна прибавка к Венгрии из владения Турецкаго».[320]
Здесь приведены слова, сказанные лично Екатериной Второй 4 мая 1793 года и записанные ее статс-секретарем.
Как видим, господин Солженицын всего лишь повторил мысль старую-престарую, мысль воровской династии Романовых, принесшую на землю Украины рабство в XVIII веке.
Солженицын не стал упрекать Екатерину в неисполнении собственной стратегически поставленной цели. Нобелевский лауреат мыслит глубже — претензию высказал Александру I. Мол, бабуля поставила величайшую задачу: уничтожить украинский народ под корень, орусачить, навсегда приучить, что он «младший брат» «великороссов», а Александр I после победы в войне с Наполеоном имел такую возможность — заарканить Галицию — да упустил случай.
Как здесь не посетовать на глупца Императора.
И этот человек постоянно убеждает всех нас в своей искренней любви к Украине. Поистине, волчья любовь.
Послушаем далее «великого мыслителя», о чем он поведал читателям «Комсомольской правды»: «Но вот они получили государство какое. Истинной Украины там — одна четвертая часть. А три четверти никогда Украиной и не было. Новороссия — Херсонская, Одесская области — никогда Украиной не были. Мелитопольщина, Луганская, Донецкая области никогда Украиной не были. А Крым — и говорить нечего. Все это они прихватили…».[321]
Я не стану упрекать Александра Исаевича в площадной грубости. Этот тон по отношению к Украине у него обыденный. Но вот офицеру-артиллеристу неприлично не знать обычной арифметики. Площадь вместе взятых областей: Донецкой, Луганской, Херсонской, Николаевской, Одесской и Крыма — не составляет трех четвертей территории Украины, даже одной трети не составляет.
Здесь господин Солженицын элементарно лукавит и откровенно лжет. Он сознательно сболтнул, надеясь, что его никто проверять не станет. Ведь Нобелевскому лауреату положено верить на слово.
Но мысль Солженицына куда более подлая. При необходимости, решил сослаться на территорию, присоединенную к Московии в 1654 году. А тот факт, что украинский народ и украинская земля в те времена были разорваны между трех империй — он попросту умалчивает. Обычный прием этого человека.
Однако, надо полагать, у господина Солженицына не витает мысль о принадлежности всей Правобережной Украины к «исконно русским землям», то есть к Московии. Думаю, ему ведомо, что на Подолье и Брацлавщине, на Киевщине и Волыни, в Галичине и Буковине, на Тернопольщине и Черкащине и т. д. никогда «великороссы» не жили.
Хотя от этого человека можно ожидать чего угодно. Вот запустил же он этакую лживую отсебятину, так называемую Мелитопольщину.
Я, читая Солженицына, все думал, зачем же он, перечисляя существующие сегодня области Украины, вдруг «запел петухом» — Мелитопольщина. Лишь когда глянул на карту, все стало настолько ясным, что даже захохотал, насколько этот человек опустился до мелкой дешевизны. Мелитополь-то находится в Запорожской области. И как не силился господин Солженицын, но даже он не посмел в ряд с Донецкой областью поставить — Запорожскую. Вот тогда и измыслил он новую землю в Украине — Мелитопольскую.
Но и здесь Солженицын опростоволосился, как и в своих рассуждениях о Донецкой, Луганской и прочих областях, будто бы никогда украинскому народу не принадлежавших. Это всего лишь вымышленная русскими державниками ложь.
Я знаю, что Солженицын мне на слово не поверит, хотя сам отчаянно пытается насадить свои чисто словесные утверждения, поэтому заготовил персонально Солженицыну исторических свидетелей прошлого.
Послушайте, о чем поведал миру в первой половине ХIХ века служивый человек А.О.Скальковский, работавший в Управлении Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора графа М.С.Воронцова, в своей книге «История новой Сечи, или последнего Коша Запорожского».
Обращаю особое внимание господина Солженицына, дабы он учел, что это был первый человек, исследовавший архивы Запорожского казачества и издавший свои труды в Российской Империи. Необходимо учесть, исследования архивов велись с разрешения царских наместников. При издании книга получила разрешение русской цензуры, то есть, факты, в ней изложенные, Империей не оспаривались.
Итак, послушаем, что принадлежало запорожским казакам на юге Украины еще в 1576 году, что подтвердил грамотой Стефан Баторий: «Старинный запорожский городок Самарь с переправой и землями вверх по Днепру до реки Орель, а вниз до самых степей Ногайских и Крымских; а через Днепр и лиманы Днепровский и Бугский, «как вечно было», до Очаковских улусов и вверх по Бугу до реки Синюхи. От Самарских же земель через степь до самого Дона, где еще при Прецлаве Ланцкорунском (кошевой запорожских казаков в 1500–1515 годы. — В.Б.) казаки запорожские свои жилища имели…».[322]
А сейчас послушаем, что было зафиксировано на карте Де Боксета, составленной в 1740 году по велению русских царей, поныне хранящуюся в Московских архивах: «Было пять главных кордонов Запорожья:
1. У перевалочной (на Днепре) со стороны Гетманщины или России (Гетманщина была присоединена к Московии Богданом Хмельницким в 1654 году. — В.Б.);
2. Возле Бахмута или позже (с 1730-х годов) возле крепости Козловской на линии от Слободской земли (напоминаю лично Солженицыну, что речь идет о Слободской Украине, где и в 1740 году проживали украинцы. — В.Б.);
3. На реке Кальмиус со стороны братьев казаков донских;
4. Возле Микитиной переправы или на переправном посту на Бугском лимане напротив крепости Очаков от Крыма и Турции;
5. В Гарде со стороны польской Речи Посполитой (то есть вверх по Бугу. — В.Б.)».[323]
Необходимо также уточнить, что донские казаки были отпочкованы от запорожских. И хотелось бы это русским державникам признавать или нет, но этому факту есть тоже исторические свидетели.
Послушаем француза Боплана. «Боплан (Боплан Гийом, французский инженер. В 1630–1648 годах служил в польской армии. В 1650 году, вернувшись во Францию, издал книгу «Описание Украины». — В.Б.) в своем «Описании Украины», говоря, что «Азов или Азак был взят в 1642 году московскими казаками», то есть донцами, — говорит языком казачества запорожского, среди которого он жил и в рядах которого сражался (кстати, и под Азовом, в том числе. — В.Б.)».[324]
Еще более четко мысль изложена у других русских ученых: Ригельмана Александра Ивановича и Татищева Василия Никитича.
«Казачья община на Дону была образована… по образцу Запорожской Сечи. Историк XVIII столетия Ригельман утверждает, что «Донские казаки от украинских черкасских казаков действительно начало свое возымели на Дон.». Подтверждение тому Ригельман видит в «Русской летописи» Татищева, в которой упоминается, что «в 16 столетии, в царствование царя и великого князя Ивана Васильевича, из-за Днепра с князем Вишневецким черкасы (казаки. — В.Б.) на Дон перешли, и там поселившись, город Черкаской построили».[325]
Как видите, господин Солженицын, границы жития украинского народа значительно шире, чем Вам это кажется. И обратите внимание, великороссами в те времена на побережье Черного моря «даже не пахло».
И еще, давайте вместе послушаем, что поведало миру независимое от Российской Империи французское издание «Народы России», вышедшее в 1861 году: «…В Российской Империи на 1859 год проживало 12 миллионов украинцев.
В частности, в Тавриде проживало:
украинцев — 200 тысяч человек,
русских — 87 тысяч человек,
немцев — 27 тысяч человек;

на Екатеринославщине:
украинцев — 880 тысяч человек,
греков — 33 тысячи человек,
немцев — 20 тысяч человек,
русских — 50 тысяч человек;

на Херсонщине проживало:
украинцев — 700 тысяч человек,
румын — 95 тысяч человек,
немцев — 50 тысяч человек,
русских — 94 тысячи человек;

на Харьковщине проживало:
украинцев -1,5 миллиона человек,
русских — 80 тысяч».
А значительно позже, по переписи 1925 года, на Кубани проживало более 65 % украинцев, и в начале 30-х годов там действовало 950 украинских школ.
На Нижней Волге действовало 429 украинских школ, а на Дальнем Востоке в те же годы действовало 1076 украинских школ и т. д.[326]
Господин Солженицын, напрягите слегка мозги и дайте лично себе ответ: куда же все это девалось?
Я Вам подскажу. Послушайте повеление Екатерины II, мысли которой Вам очень нравятся, а зачастую Вы их даже берете на свое вооружение.
«Екатерина II в письме к генерал-прокурору Вяземскому писала цинично откровенно: «Малая Россия (Украина, хотите — Киевская Русь. — В.Б.), Лифляндия и Финляндия суть провинции… Сии провинции, как и Смоленскую (!), надлежит легчайшими способами привести к тому, чтоб они обрусели…».[327]
А Вы лживейшим голосом «поете» песенку все той же Российской Империи о братстве «восточного славянства», о трагичности его «разруба».
Да, имперскому духу Московии в 1991 году был нанесен тяжелый, непоправимый удар. Но, как вы понимаете, украинский народ от развала Империи трагедии не ощущает. Ведь он, наконец-то, получил исторический шанс сохранения своей идентичности. Полного «обрусения» все же не состоялось. Господь — избавил. Наступило время, господин Солженицын, и Вам и остальным державникам-великороссам — серьезно переосмыслить, какой народ с ХIII по ХVIII век осваивал земли от Кубани до Днестра и Дуная, вдоль Черного моря. Дабы позорно не лепетать о Мелитопольщине.
О Крыме, Александр Исаевич, мы уже с Вами говорили, и я не стану повторяться. Считаю, что и Вам не мешало бы, хоть отчасти, иметь совесть, а то вы всех упрекаете: «ну, с какой совестью?..», а сами при живом-то крымско-татарском народе, прямо с пеной у рта, оспариваете чужой «кусок земли» у живого владельца.
Я понимаю, великороссы-шовинисты никогда ни с одним покоренным народом не считались в прошлом и не намерены считаться сегодня. Однако если Вы говорите о чьей-то совести, то о наличии своей не стоит забывать. Бревно в своем глазу необходимо замечать.
Хочу также слегка освежить Вашу память относительно города Севастополя. Там же в «Комсомольской правде» Вы говорите: «А Севастополь даже и в Крым не входил, с 1948 года подчинялся прямо Москве, но и Севастополь прихватили…».
Господин Солженицын, когда я слушаю Вас, когда читаю Ваши «размышления», когда я вспоминаю, что Вы являетесь высокообразованным человеком, Лауреатом Нобелевской премии; когда я думаю, что Вы в черном смокинге шаркали штиблетами по королевскому паркету, я попадаю в глухой тупик. Как вы можете перевирать факты?
Как же можно выдергивать вопрос из контекста истории Российской Империи, критически не осмыслив весь материал? Какой же Вы писатель и ученый?
Все Ваши рассуждения о Русской Империи зациклены на утверждениях русских великодержавников ХIХ века и идеях Столыпина. Но ведь с тех пор прошло более ста лет.
Загляните в БСЭ, третье издание, том 23, стр. 104, и Вам станет ясно, что «Севастополь, город республиканского подчинения Крымской области УССР».
Так что и в этом вопросе лукавите, господин Солженицын. Врете, как обычно, не стесняясь, в надежде, что простой человек заглянуть в Энциклопедию не сумеет.
Но для Вас, Александр Исаевич, бездоказательно утверждать ничего не стоит не только по отношению к Украине.
Вот Ваши «перлы» в адрес Грузии во время все той же «Прямой линии» 23 апреля 1996 года.
«Например, Грузия поносила нас последними словами: «проклятые оккупанты, когда Вы от нас уйдете, мол, ни в какое СНГ мы не войдем. А потом — раз и вошли в СНГ. Потому что жить им без нас трудно».
Господин Солженицын, а ведь эти Ваши слова даже не обычная человеческая ложь, это — высшая мера шовинистического кощунства.
«Были развязаны с участием русских войск грязные имперские войны в Молдове, Таджикистане, Осетии, Грузии, Абхазии, Чечне, подготовлен проимперский, прорусский переворот в Азербайджане, растерзана, искромсана, потоплена в крови Грузия и силой загнана в СНГ. При этом новые русские руководители применяли старую имперскую политику — разделять народы и группы населения, стравливать их между собой, уничтожать одних, выезжая на спинах других…, захватывать территории, управление, имущество и влавствовать через зависимых и подставных».[328]
Таким образом, господин Солженицын, Грузии стало «жить без Вас трудно», отчего и — «раз и вошли в СНГ».
Но об этой стороне медали Солженицын умалчивает. Зачем читателю говорить правду, когда можно — «навесить на уши лапшу».
Весь мир помнит, чьи самолеты бомбили Сухуми и Грузию, чьи танковые удары опрокидывали грузинских добровольцев. Но Солженицын, оказывается, об этом и не ведал.
А сейчас, уважаемый читатель, настало время послушать господина Солженицына в отношении Казахстана. Вернемся все к тем же «Разговорам…» в «Комсомольской правде».
«В Казахстане даже после усилий Назарбаева стянуть казахов из Монголии, еще откуда попало, их набралось 40 процентов. А вас, неказахов — русских, немцев, поляков, евреев и всех остальных — 60. Позорно бежать оттуда, из Казахстана. Мы должны осваивать этот Казахстан… Я знаю, что у вас там жестокий сейчас режим… Я знаю, вас лишают культуры русской, вас лишают русских изданий, русских телепередач. Так проводится шовинистическая политика, но, поверьте, Назарбаев в глубине души понимает, что не может он съесть 60 процентов… не уступайте, не уезжайте. Никому не сдавайтесь».
Вдумайтесь, к чему призывает господин Солженицын, какие подстрекательские мысли подбрасывает русскому народу. И даже единым словом не советует некоренному человеку, живущему в Казахстане, изучить казахский язык, познать казахскую культуру, откровенно и нагло не попирать обычаев древнего казахского народа. Живя в древней стране, среди древнейшего этноса, нельзя относится к его народу проимперски высокомерно: «Мы должны осваивать этот Казахстан».
Облагороженная Нобелевской премией душа Солженицына иной постановки вопроса не приемлет. А жаль.
Ведь высказав мысли на сопротивление, Солженицын отчетливо показал свое истинное лицо, свое, как говорится, нутро. Ему Казахстан нужен, как завоеванная русским мечом земля: раз покорили, — знать, не уходите. Он призывает русский народ стать «пятой колонной» — «ни в чем не уступайте, не сдавайтесь!» Гните и далее проимперскую линию.
И врет Солженицын, как обычно. Даже по переписи 1989 года русских в Казахстане было всего 38 %. (Смотри газету «Труд» за 12 ноября 1994 года, № 210, стр.8. «Много русских за границей»). Но с 1989 года уехало не менее 1,5 миллиона человек. При этом глубоко ошибается господин Солженицын и в другом — сегодня в Казахстане ни евреи, ни немцы, ни поляки в ряды русских шовинистов — державников не станут. Не те времена.
Вы остались в глубоком прошлом, Александр Исаевич.
Ваш коллега, русский писатель Иван Щеголихин, также познавший прелесть сталинских лагерей, проживший в Казахстане большую часть своей жизни, вот таким образом ответил Вам еще в 1994 году:
«Запад действительно не любит Россию, причем не- вольно приходит на ум сравнение, что Солженицын с такой же последовательностью и бессмысленностью не любит Казахстан…три года работы учителем сельской школы в Джамбульской области он (Солженицын. — В.Б.) приписал к своему лагерному сроку. Приравнял. А мы здесь живем всю жизнь…
У каждого свое понимание свободы, свое понимание счастья — со-частья, со-участия. И только у диссидентов оно одинаково: диссидент — несогласие, неучастие… Тем не менее, учат нас уму-разуму, пытаются восстановить наше поруганное достоинство, национальную гордость, просветить мозги наши темные, заваривают всякий раз кашу для нас, не думая о том, что Вашу (Солженицын. — В.Б.) кашу приходится нам расхлебывать здесь…
Негодование и возмущение вызывают неоднократные уже заявления А. Солженицына на одну и ту же тему: «Весь северный и северо-восточный Казахстан — это на самом деле Южная Сибирь». То есть нечто безоговорочно русское, будто нет там алтайцев, хакасов, бурятов, шорцев, тувинцев, якутов…
Ведь достаточно глянуть на топонимику, чтобы увидеть, Южная Сибирь — это как раз и есть Северный Казахстан. Однако мы претензий не предъявляем ни России, ни Сибири, не говорят об этом ни политики, ни даже писатели, а среди них есть такие лихачи, что никак не уступят нобелевскому лауреату ни в национальных амбициях, ни в поспешности обобщений».[329]
Иван Щеголихин вежливо, слегка трясущейся рукой, залепил господину Солженицыну оплеуху. И как мы видим — заслуженную.
Пора Солженицыну перестать читать мораль и правила поведения людям, живущим в других странах, сидя то в Вермонте, то в Подмосковье. Приезжайте, поживите среди нас, а позже и поговорить можно.
И не стоит, господин Солженицын, прижизненно зачислять себя в команду Иисуса Христа, как Вы делаете во всеуслышанье. Шовинисты-державники в таком почетном собрании просто неуместны. Бога носят в чистой душе, а не ходят «в его команде».
А теперь, уважаемый читатель, я хочу напомнить тебе претензии Солженицына к Чечне — Ичкерии.
Вот его слова:
«Еще 4 года назад я предлагал президенту, что надо дать Чечне провести вот этот эксперимент независимости, что надо оттуда всех желающих нечеченов забрать. Границу отгородить. Но, конечно, без казачьих земель левобережья Терека, которые Хрущев по пьянке подарил Чечне…».
Глядите, какой наглой ложью оплатил Солженицын Хрущеву за свое, по существу, спасение. С подтекста слов Солженицына так и сквозит его сыновья любовь к Сталину, за его мерзкое деяние по выселению чеченского народа. Шовинизм задавил в человеке обычную совесть.
Вот такой парадокс.
Я не стану приводить другие мысли этого человека о Чечне — они оскорбительны и мерзки. Достаточно сказанного.
Поражает державный имперский фанатизм и хватка этого человека по «собиранию земли русской». К сожалению, в словах Солженицына мы никогда не найдем правды о том, как его предки отнимали земли у коренных народов Кавказа. Его «удобная» память не хранит таких мелочей. Приходится снова напоминать господину Солженицыну исторические факты.
Послушаем русского автора:
«Особенно жесткая расправа с горцами была произведена отрядом полковника графа Соллогуба…ночью 19 июля (1778 года) внезапно обложил натухайский аул Хапай. Атакованный с четырех сторон и подожженный Хапай весь выгорел вместе с населением. Бывшие вблизи аула на сенокосах черкесы убиты и изрублены, по приблизительному расчету, в количестве до 400 человек».[330]
А сейчас послушаем о «великих подвигах» на этом поприще самого генералиссимуса Суворова (там же, стр.391–394).
«Суворов, которому было поручено переселить на Урал ногайцев… разбил для удобства передвижения каждую орду на отряды или колонны, поручивши сопровождать каждую колонну русским войскам. Начальство над правым флангом передвигавшихся колонн поручено было Лешкевичу, а над левым — полковнику Телегину. Сам Суворов следовал с казаками (донцами. — В.Б.) позади татар…
Но когда весть о выселении татар при такой обстановке разнеслась по степям, то татары, естественно, были смущены. В массе раздался глухой ропот и опасение, что татар ведут в уральския степи на верную гибель…
1 августа 10000 джамбулуков отделились от остальных татар и повернули назад… Началась битва… по выражению Суворова «началась полная рубка татарам». Произошло действительно нечто ужасное, неподдающееся никакому описанию. Опрокинутые драгунами и казаками ногайцы бросались в болотистую речку, вязли в ней и поражаемы были пулями и картечью, столпившихся у реки татар рубили и кололи казаки (донцы. — В.Б.) и драгуны…».
Вот такими методами русский генералиссимус Суворов «зачищал» чужие земли. И не удивительно, что последующий русский генералиссимус Иосиф Сталин, продолжив те же деяния, повелел в 1942 году повесить в своем кабинете портрет первого генералиссимуса, а в 1944 году повторил «опыты Суворова», но в более колоссальных масштабах. Кстати, господин Солженицын, он и чеченскую землю «освободил» от чеченского народа.
А в деяниях Суворова, ранее описанные «подвиги», не стали исключением. Резня ни в чем не повинных людей сопровождала этого генералиссимуса повсеместно. Вот еще один пример замалчиваемых «подвигов» Суворова.
«Между тем бегство Шахин Гирея из Тамани к черкесам побудило Суворова ускорить поход против татар, укрывшихся за Кубанью по Лабе. Ночами (поистине опытный бандит! — В.Б.) с предосторожностями Суворов, распустивши слух о своем отъезде в Полтаву, пробрался к устью Лабы. Ночью 1 октября, с не меньшими предосторожностями, он переправил отряд через Кубань, и на рассвете придвинулся к татарским аулам. Здесь вблизи урочища Керменчик, в 12 верстах от Кубани, произошло последнее сражение с татарами, самое ужасное по своим последствиям. Первыми бросились (рано утром, когда мирные люди аулов спали. — В.Б.) с пиками на татар донцы, за ними драгуны и гренадерский батальон. Через три часа битвы (резня спящих людей — это битва по-суворовски. — В.Б.) 2000 трупов усеяли окружающее войско пространство, аулы были сожжены, а к концу битвы на поле осталось более 5000 одних убитых. И казаки, и солдаты одинаково не давали никому пощады — убивали, резали и кололи мужчин, женщин, стариков и детей».
А Вы, Александр Исаевич, с профессорским апломбом пытаетесь убедить простого гражданина в том, что земли Чечни — Ичкерии севернее от реки Терек — казачьи.
Надеюсь, хотя бы теперь Вы понимаете свое духовное родство с господином Жириновским, основанное на «праве мытья русского сапога в реке Терек».
Может быть, с моего напоминания станет Вам известно, как предгорья Кавказа стали «исконно русскими землями».
Итак, господин Солженицын, давайте закончим обращаться к Вашим «словесным шедеврам», издающим запах шовинистической державной гнили. Отвлечемся, так сказать, да поглядим на саму Россию.
Теплые и покойные сентябрьские дни 1998 года снова вздыбили Вашу страну.
Не знаю, как Вы лично относитесь к тем жутким воровским безобразиям, что пронизывают жизнь Русского государства. Но я, как всегда, потрясен до глубины души величайшей нищетой, которая вот уже какое столетие сопутствует простому человеку.
Я всегда не любил шовинистический дух Империи, распространявший порочные метастазы в сознании умных людей, однако всегда с великой любовью относился к простому русскому человеку, труженику и семьянину.
А виновниками нелегкой жизни простого русского человека всегда были правители Империи, огосударствленная Православная церковь, да шовинисты — интеллигенты, призывавшие и принуждавшие народ на геополитические сверхусилия по «собиранию земли русской». Казалось бы, как много «понахапали» и в Азии, и в Европе, и в Африке, и даже в экзотическом Карибском бассейне. И все вдруг рассыпалось, как карточный домик.
А виной всему вечная ненасытность и величайшее достояние Империи с древних времен — воровство.
Даже Вы, Солженицын, сами признали: «Народ сотрясен тем, что происходит. Сотрясен еще и необузданным ненаказуемым воровством и грабежом».[331]
Этой страшной заразой — воровством, Ваша Империя всегда пыталась поразить покоренные народы.
Я очень хорошо помню совсем недалекие сороковые годы ХХ века, когда в доме моих родителей на благословенной земле украинского Подолья никто не закрывал на замок дверь хаты и сарая. У нас в семье и замка-то не было.
Эту воровскую заразу на украинскую землю всегда приносила Российская Империя, когда насаждала вседозволенность и право сильного на достояние честного. Недаром украинский человек издавна называл пришельца-захватчика — «кацапом», то есть, «как цапнуть» — своровать, украсть.
И сегодня Русское государство сотрясает не финансовый кризис, а великое воровство. Воруют «по-черному».
Но что интересно, историю Империи воровство сопровождает испокон веков. Вспомним, как обер-прокурор Ягужинский ответил Петру, что если вешать всех воров в Империи, то государь останется без подданных. Слова воспринимались как милая шутка, как юмор. В то время, когда за словами крылась трагедия русского народа.
Но русскую интеллигенцию такие мелочи не трогали — она всегда была пропитана московской вседозволенностью. Вот и господин Солженицын даже не ощущает, как его мысли и писания сродни древним московским традициям. Послушайте русского академика:
«Василий Осипович Ключевский (русский академик начала ХХ века. — В.Б.), например, указал совсем на другую причину, которую почему-то мало кто удержал в памяти — «генеалогическое положение московских князей»: будучи младшей ветвью (Рюриковичей. — В.Б.), они не могли претендовать на получение великокняжеского ярлыка. Отсюда их ставка на Орду, коварство в отношениях между собой и жестокость по отношению к другим русским землям.
Размышляя о том, почему побеждали и победили именно князья московские — а ведь они ни умом, ни полководческим даром не отличались по сравнению, например, с блистательными галицкими князьями Юрием Дмитриевичем и его сыном Дмитрием Юрьевичем Шемякой, — многие наши русские историки отмечали, что победа далеко не всегда бывает за талантливыми, процветающими и богатыми. В годы Шемякиной смуты — противоборство Василия II Темного и галицких князей (когда, заметим, судьба России могла бы сложиться иначе) — победили несчастные, задавленные нуждой мужики и хищные грабители из Государева двора. Спаянные единством своекорыстных целей, эти княжата, бояре и дети боярские создавали свои богатства путем захвата, полона, продажи своих же соотечественников в холопство на восточных рынках. В этих условиях только сильная и воинственная власть могла обеспечить своим служилым людям и землю, необходимую для того, чтобы с нее получать хлеб насущный, и челядь, которая должна была ее обрабатывать и пополнять кадры военных и административных слуг, и деньги, которые можно было тратить на заморские вина и ткани, и отечественное вооружение. Но землю надо было захватить у соседа, деньги отнять у него же.
Короче: объединение, а точнее будет сказать — завоевание Руси Москвой, было условием и средством выживания огромного московского военно-служилого люда. Эта масса алчущих разлилась по Руси, сделав генезис Московской власти (а это и есть Русская власть!), густо замешанным на крови».[332]
Глядите, Солженицын, как все похоже на вчерашнее и сегодняшнее время. И Вы среди этой «алчущей массы».
Посидите, Солженицын, в беседке, успокойтесь и оставьте в стороне свои мысли о возрождении Российской Империи «хотя бы из четырех республик».
Я надеюсь, Вы понимаете, — менталитет украинского человека резко отличается от описанного выше — московского. Как бы Вам не нравилось, но у русского и украинского народов — разные корни. Украинский народ сформировался на базисе славянских племен: полян, сиверян, древлян, тиверцев, дулебов и т. д. Читайте профессора А.А.Шахматова. Русский же народ, сформировался на территории севернее Оки, на базисе финских племен: мери, муромы, веси (откуда пошел город Весьегонск), печоры, мещеры, мокши — в стране и среди народа Моксель. Позже в него влилась очень значительная порция татарской крови.
Судьба-злодейка была страшно жестокой для украинского этноса. Его со всех сторон рвали в клочья: с северо-востока — московиты, с северо-запада — поляки, с запада — австрийцы и венгры, с юга — татары. Все тянулись к украинскому хлебу и к украинской душе.
Ваша Российская Империя была самой жестокой и беспощадной к украинскому народу. Она осознано, без малейшего основания, украла у Киевской Руси и украинского этноса само слово — «Русь» и присвоила его Московии, которая даже в начале XVIII века во всей Европе и даже в самой Москве звалась — Московией или Московским государством, а народ — московитами (москалями).
Вы, Солженицын, можете с этим не соглашаться, отчего истина не станет вымыслом. Даже в самой Российской Империи не отрицали эти факты еще в начале XIX века.
Вот, что писал А.О.Скальковский в 1841 году в книге «История новой Сечи…», изданной в Империи под жестокой царской и церковной цензурой:
«… кажется, вне всякого сомнения, что войсковое братство, враждебно всему нерусскому (не украинскому. — В.Б.): татарам, туркам, Польше, даже великой России, когда она с перенесением автократии а Москву, начала называться Московией, а народ москалями (московитами)».
И когда Вы воровато рассуждаете о Закарпатских русинах в своей «Славянской трагедии», газета «Труд» от 29 мая 1998 года: «О русинах Закарпатья, с их стойкими русскими корнями, мы уже и думать забыли», вы ведь лжете вполне откровенно.
Да, карпатские русины — люди, сохранившие свое название со времен Киевской Руси и Великого Галицкого княжества, когда Даниил Галицкий носил титул короля Киевской Руси. Но карпатские русины никогда не имели ничего общего с москалями (московитами). Они — славянского происхождения, то есть соплеменники украинцев. И вот исторический воришка напрашивается в родство к русинам. Не смешно ли, Солженицын?
Ведь именно Украина и есть исконная Киевская Русь. Ни в одном, дошедшем до нас, так называемом «летописном своде» XI, XII, XIII, XIV, XV веков Московия и даже Смоленская земля не назывались Русью.
Послушайте русского автора.
«… «Русью» называли часть населенных русскими (славянскими племенами. — В.Б.) областей — киевское, переяславское и черниговские княжества. Точнее: Киев, Чернигов, река Рось, Поросье, Переяславль — Русский, Северская земля, Курск. Сплошь и рядом в древних летописях пишется, что из Новгорода или Владимира… «ехали в Русь»! То есть — в Киев. Черниговские города — «русские», а вот смоленские — уже «нерусские».[333]
Воровское действо, господин Солженицын, произвел царь Петр I. Именно он повелел Московское государство именовать — Российским. После чего Вы и стали именовать себя великороссами.
В подтверждение этой истины можно приводить десятки свидетельств ностранцев, посетивших Ростово-Суздальскую землю и Московию с XIII по XVII век. Здесь: Плано Карпини, Рубрук, Герберштейн, Дженкинс и т. д.
Но даже если Вы не доверяете европейцам, я приведу Вам старинного, к тому времени еще не сфальсифицированного, московского автора.
В Российской Империи, Солженицын, очень старательно замалчивали первого человека, написавшего историю Московии — Лызлова Андрея Ивановича. Именно он первым, еще в Московском государстве, написал в 1692 году главный труд своей жизни — «Скифскую историю».
Довожу до сведения господина Солженицына, что это труд энциклопедического характера, так как Лызлов использовал чистейшие источники, не подвергавшиеся обработке и искажениям «порученцами» Екатерины II.
Вот, о чем писал современник Петра I:
«Скифия состоит из двух частей: одна европейская, в которой живем мы, то есть москва (жители Московии. — В.Б.), россияне, литва, волохи и татары европейские».
Как видите, Александр Исаевич, россиянами в 1692 году звали не жителей Московского государства, а славянский народ Поднепровья и Слобожанщины, а москва (московиты) даже в конце XVII века составляла совсем отдельную самостоятельную ветвь народа. «Русью» московитов никто не называл. Еще раз напоминаю Вам, что эти истины начали фиксироваться в мире с 1246 года, когда Папский посол Плано Карпини проследовал из Европы через Киев в Сарай и Каракорум.
Послушайте, какое воспоминание оставил посол французского короля Рубрук посетивший в 1253 году татаро-монгольскую Империю, Вашу, Солженицын, праматерь.
«Рубруквис, Посол Людовиков, ехал из Тавриды… чрез…Пензенскую и Симбирскую губернию, где в густых лесах и в бедных рассеянных хижинах обитали Мокшане и Мордовские их единоплеменники…».[334]
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Аватара пользователя
Kozak Taras
Гетьман
Гетьман
Сообщения: 19623
Зарегистрирован: 16 ноя 2008
Всего на руках: Заблокировано
Банк: Заблокировано
Пол: Мужской
Откуда: Козацьке
Благодарил (а): 5227 раз
Поблагодарили: 8879 раз

Страна Моксель или открытие Великороссии

Сообщение Kozak Taras » 01 июн 2017, 18:59

А вот кто жил в те времена рядом с мокшой и мордвой:
«…жили тогда…: Меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; Мурома на Оке, где сия река впадает в Волгу; Черемиса, Мещера, Мордва, на Юго-восток от Мери…; Нарова там, где Нарва;… Весь на Белеозере; Пермь в Губернии сего имени;…Печора на реке Печоре. Некоторые из сих народов уже исчезли в новейшие времена…».[335]
Именно финские племена и становились великорусским этносом с приходом на их земли православных миссионеров.
Послушайте, Солженицын.
«А на Белеозере жили люди некрещенные (финское племя весь. — В.Б.), и как учали креститися и веру христианскую спознавати, и они поставили церковь, а не ведают, во имя которого святого. И на утро собрались да пошли церковь свящати и нарещи которого святого, и как пришли к церкви, оже в речке под церковию стоит челнок, в челноке стулец, и на стульце икона Василий Великий, а пред иконою просфира. (Как видите, уже в те времена монах знал свое дело туго. — В.Б.). И они икону взяли, а церковь нарекли во имя Великого Василия. И некто невежа взял просфиру ту да хотел укусить ее; ино его от просфиры той шибло, а просфира окаменела…. И на Белеозере то первая церковь Василий Великий от такова времени, как вера стала».[336]
В одночасье финское население деревни стало — великороссами. Именно таким методом образовывался «великорусский» народ.
Вот о чем поведала, господин Солженицын, газета «Труд» № 141, от 5 августа 1998 года на первой странице в заметке «Был такой народ»:
«Более трехсот древних могильников финно-угорского происхождения обнаружила экспедиция Поморского государственного университета и областного краеведческого музея, ведущая раскопки в Виноградовском районе Архангельской области. Все они отличаются друг от друга типом захоронений и количеством останков в них. В самом большом кургане ученые насчитали около 80 фрагментов. Впервые на территории области обнаружены могильники племен до славянской истории. Изучение их позволит глубже понять влияние народа, называемого «Чудью заволочской», на процесс освоения Беломорского края».
Вот где кроется тайна великорусского этноса. Все отчетливо понимают — на подобного рода исследования в былые времена налагалось строгое «табу».
Я с великим удовольствием напоминаю Солженицыну и его корешам по «славянскому единению»: практически все реки, все старинные селения, все урочища и приметные черты местности от Тулы, Рязани и Пензы, до Беломорья, Архангельска и Камы — это топонимы финского происхождения. Даже сами названия — Москва, Ока, Кама и т. д. — сугубо финские слова. И жили финские племена меря, весь, мурома, мещера, мокша, печора, мордва и прочие по всей «исконной великорусской земле» не «в доисторические времена», а во времена становления «великорусского» этноса с XII по XVII век. Пришлый в Суздальскую землю народ никогда бы не принял в свое обращение чуждые ему названия в таком количестве.
В «великорусских» церковных произведениях имеется множество примеров, как даже в XV–XVII веках происходило «выкрещивание» финских племен в великороссов. «Последующего славянского периода» в истории Московского государства никогда не существовало.
Даже покорение Московией древних славянских городов кривичей (славянское племя) Новгорода и Пскова не позволяет перенести на Московию названия — славянской. Так как население этих покоренных городов было уничтожено.
Кстати, Новгород уничтожался Московией дважды: первый раз — Иваном III в 1471 году, и второй раз — Иваном IV в 1570 году.
Послушайте, Солженицын, как финно-татарская Московия уничтожала славянский этнос Новгорода. Я буду приводить Вам ниже слова великого восхвалителя Московии — Н.М. Карамзина, который даже эти деяния «воспел и восхвалил».
Итак, первый раз Новгород был уничтожен Иваном III в 1471 году. Будучи по своей природе трусом, как и большинство Московских Рюриковичей, он не посмел один идти на Новгород и как его предшественники, начиная с Александра Невского, пошел вместе с татарской конницей, присланной Ханом для поддержки.
Не стоит забывать, что даже в те времена Московия входила в состав единого государства — Большая Орда на правах рядового Улуса или по-нашему — княжества. Иван III ярлык на княжение получил именно в Сарае и присягал на Библии на верность Хану.
При этом, время нашествия было выбрано очень удачно. Московия воспользовалась величайшей бедой, постигшей Новгородскую землю: за два года перед нашествием по новгородчине прокатилась великая эпидемия чумы.
Послушаем Н.М. Карамзина «История государства Российского». Москва,1993 год, том VI, стр.220:
«Язва, называемая… железою, еще искала жертв в России, особенно в Новогородских и Псковских владениях, где… в два года умерло 250 652 человека, в одном Новегороде 48402, в монастырях около 8 000».
Страшная болезнь унесла большую часть (предположительно, до 60 %) населения Новгородской земли. Именно в это время московиты и нанесли Новгороду повторный смертельный удар.
«Иоанн…, приняв благословение от Митрополита и Епископов, сел на коня и повел главное войско из столицы… шли разными путями к Новогородским границам…Началося страшное опустошение. С одной стороны Воевода Холмский и рать Великокняжеская, с другой Псковитяне (за предательство Новгорода они получат сполна, только осуществит уничтожение Пскова сын Ивана III — Василий. — В.Б.), вступив в землю Новогородскую, истребляли все огнем и мечом. Дым, пламя, кровавые реки, стон и вопль от Востока и Запада неслися к берегам Ильменя. Москвитяне изъявляли остервенение неописанное… Не было пощады ни бедным земледельцам, ни женщинам. Летописцы замечают, что Небо, благоприятствуя Иоанну, иссушило тогда все болота, что от Маия до Сентября месяца ни одной капли дождя не упало на землю, зыби отвердели, войско с обозами везде имело путь свободный…
Новогородский Летописец говорит, что соотечественники его бились мужественно и принудили Москвитян отступить, но что конница Татарская, быв в засаде, нечаянным (внезапным. — В.Б.) нападением расстроила первых и решила дело… гонимые, истребляемые победителем, утомив коней, бросались в воду, в тину болотную, не находили пути в лесах своих, тонули или умирали от ран… Холмский уже нигде не видал неприятельской (новгородской. — В.Б.) рати и мог свободно опустошать села до самой Наровы или Немецких пределов…».[337]
«Все области Новогородские, кроме столицы, являли от пределов восточных до моря зрелище опустошения, произведенного не только ратию Великокняжескою, но и шайками вольницы, граждане и жители сельские в течение двух месяцев ходили туда вооруженными толпами из Московских владений грабить и наживаться».[338]
Но сии деяния стали только началом уничтожения славянского Новгорода. Далее последовала обычная политика Московии: добивание лежачего.
Вот, что проделал Иван III далее.
«Быв девять недель (1475 год) в Новегороде, Иоанн выехал оттуда со множеством серебра и золота, как сказано в летописи. Воинская дружина его стояла по монастырям вокруг города и плавала в изобилии (?!), брала, что хотела, никто не смел жаловаться».[339]
Однако психология московитов не позволила им смириться, дабы в Новгороде оставалась хотя малая толика богатства и личной свободы. Эти «алчущие» бандиты даже горстке оставшегося славянского населения не позволили жить по своей многовековой воле. В конце 1477 года Иван III снова собирает войско и двигается к Новгороду. В этот раз, окружив город, он говорит откровенно по-московски — кончилась игра — слабого надо добить: «Хочу властвовать в Новегороде, как властвую в Москве».[340]
И остаток славянского племени кривичей, дабы не быть уничтоженным, вынужден был покориться московским деспотам.
«Февраля 17 (1478 года) рано поутру Великий Князь отправился в Москву… Вслед за ним привезли в Москву славный Вечевый колокол Новогородский и повесили его на колокольне Успенского Собора, на площади… Иоанн приобрел (награбил! — В.Б.) несметное богатство в Новегороде и нагрузил 300 возов серебром, золотом, каменьями драгоценными, найденными им в древней казне Епископской или у Бояр, коих имение было описано, сверх бесчисленного множества шелковых тканей, сукон, мехов и проч. Другие ценят сию добычу в 14000000 флоринов…».[341]
Как видим, Иван III стал «править по-московски», как правили московиты всегда и везде до и после этого. Однако и окончательный грабеж Новгорода, который великороссы отчего-то прозвали «собиранием земли русской», не успокоил «алчущих» московитов. Они понимали: даже малая горсть оставшегося свободолюбивого славянского этноса может со временем возродить свои ремесла, культуру и традиции. А Московия, будучи чистым порождением финно-татарского этноса и монголо-татарской государственности, абсолютно, не воспринимала инакомыслия. Разнузданный бандитизм и грабеж давно уже стали, к тому времени, методом их существования. Потому был нанесен Новгороду окончательный удар, так называемая, по-современному, — зачистка. Что проделывали «великороссы» и при генералиссимусе Суворове, и при генералиссимусе Сталине, и при любимчике Солженицына — Столыпине, только звали в те годы эти деяния — переселением.
Сначала у местного населения забирали — «описывали» — имущество и земли, отдавали их пришлому барину — московиту, а потом гнали нищего и голодного человека осваивать для Московской Империи сибирские и другие захваченные земли.
Послушай, читатель, как Московия окончательно добила славянский этнос Новгорода:
«Чтобы искоренить сей опасный (для Московии. — В.Б.) дух, он (Иван III. — В.Б.) прибегнул к средству решительному, в 1481 году велел взять там (в Новгороде. — В.Б.) под стражу знатных людей (оставшихся в живых. — В.Б.)…, а скоро и всех главных Бояр, коих имущество, движимое и недвижимое, описали на Государя… В1487 году перевели из Новагорода во Владимир 50 лучших семейств купеческих. В 1488 году Наместник Новогородский, Яков Захарьевич (московит. — В.Б.), казнил и повесил многих Житых людей…, и прислал в Москву более осьми тысяч Бояр, именитых граждан и купцов, получивших земли в Владимире, Муроме, Нижнем, Переславле, Юрьеве, Ростове, Костроме; а на их земли, в Новгород, послали Москвитян, людей служивых и гостей (пришлых с Большой Орды — татар. — В.Б.). Сим переселением был навеки усмирен Новгород. Остался труп, душа исчезла, иные жители, иные обычаи и нравы, свойственные Самодержавию (Московии)».[342]
Я надеюсь, что даже сам Солженицын должен понимать: уничтожив таким образом славянский этнос, ремесла и культуру Новгорода, московиты не стали ни наследователями, ни продолжателями древней славянской культуры. В Новгороде воцарился воинствующий, все разрушающий финно-татарский этнос. А переселенные в Московию «осемь тысяч» людей из Новгорода, большей частью вымерли и погибли. Редкие, оставшиеся в живых, со временем одичали. Это не поклеп и не вымысел: Московия XV века была сверхотсталой территорией Европейского континента. Даже сам Н.М. Карамзин писал, что гвоздь вколачивал.
«Новогородцы, имея правление народное, общий дух торговли и связь с образованнейшими Немцами, без сомнения, отличались благородными качествами от других Россиян (московитов. — В.Б.), униженных тиранством Моголов».[343]
Уважаемый Солженицын, я надеюсь, Вы понимаете всю величайшую мерзость сотворенную московитом Иваном III и его подручными. Именно дикие, но воинственные московиты, вместе с татарами Орды, стоящие значительно ниже в культурном развитии, погубили древнюю культуру новгородской земли и существовавшие там торговлю и ремесла. Та отсталость, что царила в Московском государстве до конца XVIII века и явилась следствием деяний Ивана III. Не были сохранены ни великие мыслители Новгорода, ни ремесленники, обученные в Европе, ни торговцы, ни священники. Даже церковные имения были «описаны» и розданы московским пришлым людям. Славянская культура Новгорода не была востребована московитами. Они лишь «позаимствовали» богатства и земли.
И это, естественно, так как все европейские исследователи Московии того времени единодушны в убеждении: начиная с XIII века до конца XVI века, Московия, по существу, представляла походный военный лагерь, как и Орда, в которой она состояла, с подогнанной под военные потребы системой хозяйствования, где европейской культуре не было места.
Однако мерзкий грабеж и разбой Ивана III не стал для Новгорода последним. Как помним, здания, монастыри, жилища Новгорода не были разрушены и сожжены — они лишь перешли к пришлым московитам.
Так вот, Ивана IV (Грозный), внук Ивана III, в 1570 году «восполнил и этот недочет».
Послушаем все того же Н.М. Карамзина, кстати, восхвалявшего и оправдывавшего любые мерзкие деяния Московии:
«В декабре 1569 года он (Ивана IV. — В.Б.) с Царевичем Иоанном, со всем Двором, со всею любимою дружиной выступил из Слободы Александровской, миновал Москву и пришел в Клин…Дома, улица наполнилась трупами; не щадили ни жен, ни младенцев. От Клина до Городни и далее истребители шли с обнаженными мечами, обагряя их кровию бедных жителей, до самой Твери… Сонмы неистовых воинов (бандитов. — В.Б.) грабили сей город, начав с Духовенства и не оставив ни одного дома целого; брали легкое, драгоценное; жгли, чего не могли взять с собою; людей мучили, убивали, вешали в забаву… Вышний Волочек и все места до Ильменя были опустошены огнем и мечом. Всякого, кто встречался на дороге, убивали, для того, что поход Иоаннов долженствовал быть тайною для России (Московии. — В.Б.)!
2 Генваря передовая многочисленная дружина Государева вошла в Новгород, окружив его со всех сторон крепкими заставами, дабы ни один человек не смог спастися бегством… Царствовала тишина ужаса…
6 Генваря, в день Богоявления, ввечеру, Иоанн с войском стал на городище, в двух верстах от посада. На другой день казнили всех Иноков, бывших на правеже… Явились воины, схватили Архиепископа, чиновников, слуг его; ограбили палаты, келии, а Дворецкий Лев Салтыков и Духовник Государев Евстафий церковь Софийскую: взяли ризную казну, сосуды, иконы, колокола; обнажили и другие храмы в монастырях богатых, после чего немедленно открылся суд на городище… Судили Иоанн и сын его таким образом: ежедневно представляли им от пятисот до тысячи и более Новогородцев; били их, мучили, жгли каким-то составом огненным, привязывали головою или ногами к саням, влекли на берег Волхова, где сия река не мерзнет зимою, и бросали с моста в воду, целыми семействами, жен с мужьями, матерей с грудными младенцами. Ратники Московские ездили на лодках по Волхову с кольями, баграми и секирами; кто из вверженных в реку всплывал, того кололи, рассекали на части. Сии убийства продолжались пять недель, и заключились грабежом общим; Иоанн с дружиною объехал все Обители вокруг города; взял казны церковные и монастырские; велел опустошить дворы и келии, истребить хлеб, лошадей, скот; предал также и весь Новгород грабежу, лавки, домы, церкви; сам ездил из улицы в улицу; смотрел, как хищные воины ломились в палаты и кладовые, отбивали ворота, влезали в окна, делили между собою шелковые ткани, меха; жгли пеньку, кожи; бросали в реку воск и сало. Толпы злодеев были посланы и в Пятины Новогородские губить достояние и жизнь людей без разбора, без ответа. Сие, как говорит Летописец, неисповедимое колебание, падение, разрушение Великого Новагорода продолжалось около шести недель… Уверяют, что граждан и сельских жителей изгибло тогда не менее шестидесяти тысяч…
Опустел Великий Новгород…».[344]
«…и когда Ивану (Грозному. — В.Б.) больше некого было убивать (в Новгороде. — В.Б.), он обратил свою ярость на неодушевленные предметы. С особым зверством обрушился он сначала на монастыри, предполагая там измену. По той же, вероятно, причине он принялся уничтожать торговлю и промышленность этого большого города. Все лавки в городе и в пригородах, а вместе с ними и дома были разграблены и разрушены до основания. При этом разрушении, присутствовал сам царь (Московии. — В.Б.). Опричники же, если верить летописям, рыскали кругом верст за 200–250 от Новгорода и везде делали то же самое… Новгород никогда уже не оправился от нанесеннаго ему удара».[345]
Так были окончательно погублены славянские корни древнего Новгорода: уничтожены люди, сожжены и разграблены церкви. Даже торговые ряды московиты «зачистили» до самой земли, дабы никогда и ничто не напоминало Московии о превосходстве Новгорода.
В истории Киевской Руси вы никогда не найдете подобного варварства по отношению к своим соплеменникам.
Господин Солженицын, присядьте спокойно на лавочку и подумайте: о каком же «славянском разрубе» Вы проливает слезы? Полноте, дорогой Александр Исаевич!
Где Вы его, славянский след-то разыскали в истории развития Московии?
Все, кто знает историю не по лживым имперским сказаниям, отлично понимают, на какой величайшей крови была сколочена Российская Империя. Московия — это порождение Хана Золотой Орды Менгу Тимура и этому есть множество исторических доказательств, прямых и косвенных. О чем автор уже писал.
У меня в этом коротком повторном ответе нет возможности поведать Вам, Солженицын, и таким как Вы — великороссам-державникам, какие бедствия и сколько крови Ваша Империя принесла на славянскую Украинскую землю.
Уже одно то, что в конце ХVIII века, Империя насадила в Украине рабство — крепостничество, которого в Европе и в помине не было, говорит о нашем «славянском родстве» значительно больше, чем все Ваши «клятвенные речи» о любви к Украине.
В одном из томов романа — исследования я подробно поведаю о том горьком лихе, которое Московская Империя обрушила на народ Украины.
А сейчас, господин Солженицын, давайте снова вернемся к Российской Империи. Вспомним еще несколько страниц, совсем не афишируемых эпизодов, сознательно запрятанных в шелухе слов, из истории Московского, впоследствии — Российского государства.
Хочу Вам сказать, Александр Исаевич, очень уж загадочные события и явления происходили в Вашем Отечестве, никем не замеченные и откровенно замалчиваемые.
В 1791 году, 22 июня, статс-секретарь Екатерины II А.В. Храповицкий в разговоре с Императрицей подтвердил, что они держали в руках и читали оригинал произведения великого Нестора — «Повесть временных лет».
Я надеюсь, Вы понимаете, что Екатерина II и А.В. Храповицкий хорошо знали о величайшей ценности оригинала древнейшего произведения. Но в дальнейшем оригинал бесценного творения Нестора исчез бесследно. О нем в России не стали даже упоминать. Как будто он мешал русским сочинителям истории. И это во время, когда Екатерина II гонялась за раритетами и стариной не только по своему государству, но и по Европе, Азии и Африке. Об этом свидетельствует лично все тот же А.В. Храповицкий.
В чем же секрет, что был уничтожен или запрятан в сверхсекретные тайники Империи великой труд летописца Нестора? Об ином говорить не приходится, так как Санкт-Петербург не подвергался ни осаде, ни оккупации до 1941 года. А такие величайшие и редкостные раритеты всегда находились на строжайшем учете. И вдруг об оригинале произведения позабыли, и стал он для великороссов неинтересен. Всех «устроили», так званные, копии.
Не странно ли?
В этом случае ответ может быть только один: в оригинале «Повести временных лет» что-то не устраивало правителей Российской Империи.
Ведь в то же Екатерининское время и позже была «найдена» тысяча, я снова повторяю это слово: тысяча, — откуда-то вдруг появившихся, так называемых, летописных сводов, где первой главой шла «Повесть временных лет» или иной раритет Киевской Руси.
Вот как нам об этом явлении поведал Н.М. Карамзин, современник Екатерины II.
«Я говорю здесь (в своей «Истории…». — В.Б.) о главных, лучших, по крайней мере известнейших списках (летописных сводах. — В.Б.): их находится, может быть, около тысячи в России… Екатерина Великая, страстно любя нашу Историю, первая указала печатать летописи (летописные своды. — В.Б.). Издержали немало денег, но не сделали нужнейшего: исправного ученого свода летописей».[346]
Так и не понял Н.М. Карамзин почему Екатерина II не сделала «ученого свода летописей». А ведь у нее под рукой находились великие умы того времени, историки:
Болтин Иван Никитич, (1735–1792),
Щербатов Михаил Михайлович (1733–1790),
Ригельман Александр Иванович (1720–1789),
Миллер Герард Фридрих (1705–1783) и прочие.
Все было проделано осознанно и целенаправленно — в историю империи запускался величайший «примес лжи», как сказывал сам Н.М. Карамзин.
Вот такие, Солженицын, странности: печатали многие сотни летописных сводов, но «любя русскую историю», не сохранили оригинала «Повести временных лет». Кстати, я должен напомнить Александру Исаевичу, что и сама Екатерина II 29 декабря 1791 года закончила сочинять свой вариант «летописного свода Российской истории». Окончание работы над «летописным сводом» Императрица даже отметила рюмашкой с Митрополитом, о чем также поведал нам все тот же статс-секретарь.
Но в 1792 году отчего-то появился в Санкт-Петербурге не исторический труд за подписью Екатерины II, а, так называемый «Львовский летописный свод», за подписью — «Летописца Русскаго». Опять, как видим, недоразумение.
Я не стану перечислять еще с десяток великих потерь оригиналов. Секрет состоит в том, что ни один древний оригинал, находившийся в руках правителей Российской Империи, не сохранился.
Интересен и второй вопрос этой дилеммы. Оказывается, летописные своды, как правило, находили те люди, которым они позарез были нужны. И что интересно: каждый находил летописный свод с теми данными, которые и были ему нужны. Так называемый Ипатьевский летописный свод, в 1809 году нашел лично Н.М. Карамзин. И нашел не где-нибудь в далеком древнем монастыре, а в Петербургской Академии наук, под носом у всех.
Послушайте:
«Через несколько месяцев достал я и другой список их: принадлежав некогда Ипатьевскому монастырю, он скрывался в библиотеке С. Петербургской Академии наук между Дефектами».[347]
А «нашел» Н. М. Карамзин именно Ипатьевский свод неспроста. Начав писать в 1803 году «Историю государства Российского», он вдруг обнаружил, что «найденные» до этого времени «летописные своды» не указывали год основания Москвы. Получалась странная картина: Москва оказывалась основанной в период Золотой Орды, при Хане Менгу Тимуре, и впервые попала в перечень городов при татаро-монгольской переписи, произведенной в Ростово-Суздальской земле в 1272 году. А в 1277 году в ней появился первый удельный Московский князь — младший сын Александра Невского — Даниил, которому к тому времени исполнилось 16 лет, что являлось, по законам Золотой Орды, признаком совершеннолетия и позволяло получить «ярлык» на княжение.
Н.М. Карамзин, писавший оду Московии, пришел в ужас: Москва и Московия, сколотившая государство, отчетливо демонстрировали свое татаро-монгольское происхождение. Он срочно кинулся «искать» новый свод, и, конечно, «нашел» — он не мог не найти, — так называемый Ипатьевский летописный свод, где впервые указано время основания Москвы в период добатыева нашествия — 1147 год. Как в хорошей сказке или анекдоте!
Такой лжи, Солженицын, в Российской имперской истории сколько угодно:
— ложь об Александре Невском;
— ложь о Дмитрии Донском;
— ложь о славянском происхождении Московии, и прочая.
Вот Вам примеры уже современной интерпретации этой лжи. Послушайте, как сегодня объясняют детишкам в России принадлежность Киевской Руси Московии: «Так именем и делами Владимира Мономаха и его сына Юрия Долгорукого связана история Киевской Руси с историей России и нашим сегодняшним днем».
Это словоблудие написано в Москве уже в 1993 году.
А вот еще пример сегодняшнего словоблудия для школьников: «В Золотой Орде уважали и боялись(?!) русского полководца, одержавшего уже две большие победы. Ханы понимали, что князь Александр Невский стремиться только к одному — возродить былую силу Руси».
Это написано о человеке, которой от порога юрты до трона Хана ползал по полу в ярме, дабы получить ярлык на управление удельным Улусом Золотой Орды. Написано о человеке, который резал и убивал новгородцев и суздальцев за неповиновение Ханской воле. Написано о человеке, который предал родного брата Андрея.
Поистине, ложь неимоверная и не знающая предела.
Но главное, Солженицын, даже не в этом. Главное в том, что сию современную ложь, благословил сам Патриарх Московский Алексий II.[348]
Вот о таких «секретах» имперской истории я вкратце и хотел Вам поведать, дабы Вы знали не только «парадную сторону» Вашей истории. Поведал вкратце. Здесь есть о чем писать целые тома…
И напоследок, господин Солженицын, давайте подумаем вот о чем. Поглядите на сегодняшнее состояние российской земли, где среди бурьяна и хлама, бездорожья и грязи, погибают сотни малых городов, поселков и селений. В них нет жителей и хозяев. Люди этих селений брошены на покорение и освоение «новых земель». Опустела русская земля, древняя обитель народа. Кто же ее обиходит в будущем?
Никто об этом сегодня не хочет думать.
Такие, как Вы — державники и сегодня призывают «осваивать этот Казахстан», кричат о «нашенских землях» в Крыму, и абсолютно ничего не делают, дабы возродить исконную русскую обитель.
Вы, Солженицын, хорошо знаете: Империи всегда рушатся безвозвратно. Иного История не ведает…Настало время русскому человеку остановиться у развалин и задуматься. Есть ведь о чем подумать.
Очень своевременную мысль подал новый Премьер Министр России Примаков губернатору Приморского края Наздратенко. Послушайте:
«Он сказал просто: «Евгений, подумайте над концепцией, как будем заселять Дальний Восток»[349]
Еще более откровенно высказался по телевидению 14 августа 1998 года глава Хабаровского края Виктор Ишаев. Он напомнил русскому народу величайшую истину: природа и человечество не приемлют пустоты.
Вот примерные слова, сказанные Ишаевым:
«Китайцы говорят, что вместе с нами (русскими) в ближайшее время будут осваивать Дальний Восток. Мол, мы с вами воевать не будем, мы придем и станем жить и обрабатывать заброшенную вами землю. И накормим вас и себя».
Интересно то, господин Солженицын, что через 30–50 лет трудолюбивый китайский народ в этом «начинании» поддержит все мировое сообщество. А заброшенные русским народом селения начинаются сразу же за Подмосковьем. В величайшей же Сибири проживает всего-то около 25 миллионов человек. И сибирская земля по-настоящему никогда не использовалась. С нее только хапали нефть и золото, лес да пушнину. Вы не осваивали и не обустраивали эти земли по мировым стандартам, когда человеку удобно жить и работать, когда он имеет отличное жилье, свободную связь с миром, приличные дороги.
Вот, господин Солженицын, о чем сегодня должна болеть голова русского человека. При этом необходимо понимать: в подобном случае ни ракетами, ни водородными бомбами отгородиться не удастся.
Настало, Солженицын, время собирать русский народ (московитов) в родную обитель со всего мира. И чем быстрее, тем лучше.
Пора отучиться заглядывать за спину соседа.
Времена не те.
Изображение

Вільними та Гідними Громадянами можуть бути тільки ситі, здорові, озброєні!

Вернуться в «Не художня література»